Статья опубликована в № 2638 от 02.07.2010 под заголовком: Гуманный вывод

Как правильно расставаться с сотрудниками

В начале июля 2010 г. «Нестле Россия» остановит последнюю производственную линию на фабрике в подмосковном Тучкове. Компания помогает сотрудникам искать новую работу, а некоторых зовет за собой
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Ехать не готовы. Андрей Бадер

директор по корпоративным делам «Нестле Россия». «Мы ожидали, что откликнутся немногие, но согласилось переехать меньше 10%. За работой и за деньгами люди переезжать не готовы».

Утром 2 марта 2010 г. в Тучково на общее собрание коллектива фабрики приехал генеральный директор компании «Нестле Россия» Стефан де Локер и сообщил, что компания планирует перенести производство шоколадной продукции под торговыми марками «Комильфо» и «Рузанна» на свои шоколадные фабрики в Перми (филиал «Нестле Россия») и Самаре (кондитерское объединение «Россия»).

«Нам было важно проинформировать коллектив до того, как информация уйдет в СМИ и к партнерам», – говорит Андрей Бадер, директор по корпоративным делам «Нестле Россия». – Компания сделала это объявление заблаговременно, с тем чтобы у сотрудников была возможность рассмотреть предложения компании о работе в других подразделениях «Нестле» или воспользоваться услугами компании по бесплатному поиску новой работы».

Сокращенным заплатят

По состоянию на 1 марта 2010 г. на производстве в Тучкове работало около 900 сотрудников – 700 постоянных и 200 временных, занятых в связи с сезонным увеличением объемов производства.

Хотя окончательно из Тучкова «Нестле» уйдет только осенью, уже в апреле было закрыто две линии из трех, рассказали в компании.

«Сотрудников больше всего беспокоил вопрос о сроках прекращения производства и размере компенсации, если они проработают до окончания оговоренного срока», – говорит Бадер. Всем, кто дорабатывает до конца, компания выплачивает компенсацию в размере пяти окладов (облагается налогом), «что значительно превышает размер компенсации, предусмотренный законодательством», – подчеркивают в «Нестле».

«Действительно, это достойная компенсация, – говорит Вероника Онищенко, руководитель отделения «Кадровый консалтинг» Kelly Services. – Хотя у нас были проекты по аутплейсменту, когда работодатель был готов в качестве компенсации выплачивать шесть [месячных] окладов и даже годовой оклад».

Помогли пристроить

В «Нестле» рассказали, что привлекли и оплатили услуги рекрутингового агентства, которое работает в тесном контакте с местным центром занятости, а также осуществляет самостоятельный поиск вакантных позиций в Рузском районе. «Все сотрудники при желании могут получить консультацию», – говорит Марина Зибарева, менеджер по корпоративным коммуникациям. Однако в компании не смогли сообщить, сколько сотрудников действительно обратилось за помощью рекрутеров, и отказались назвать агентство. В Рузском районе других кондитерских производств нет.

Сейчас из 900 сотрудников на фабрике работают 340. После закрытия последней производственной линии в июле в Тучкове останутся 50 человек, которые продолжат работать до тех пор, пока компания не найдет покупателя производственных и офисных помещений, комментируют ситуацию в компании.

Семьдесят сотрудников филиала в Тучкове получили предложение переехать вместе с производством в другие регионы. По словам Зибаревой, компания заинтересована в технических специалистах, операторах линий, инженерах, менеджерах по качеству, по персоналу и готова оплатить им переезд, предоставить жилье и выплатить дополнительную компенсацию.

Тимур Измоилов, ныне ведущий инженер-технолог кондитерского объединения «Россия» (Самара), а прежде технолог прикладной группы на фабрике в Тучкове, проработал на новом месте несколько недель. «Я принял предложение переехать, потому что понимал, что в «Нестле» можно получить дополнительные знания и опыт, а также при желании сделать карьеру, – рассказывает Измоилов. – Для меня трудным вопросом стало не место проживания и регистрация, а трудоустройство жены и детский сад для ребенка». Но, по словам Измоилова, решение этих вопросов оговаривалось в новом контракте.

«В данном случае оценить все затраты на персонал сложно, – говорит Онищенко. – В любом случае бюджет программы по аутплейсменту такого проекта гораздо меньше, чем компенсационные выплаты персоналу, и скорее всего обошелся компании даже ниже, чем один оклад сотрудника».

«Проблема в том, что компании на новом месте заново придется отстраивать систему управления производством, – считает Вячеслав Болтрукевич, старший преподаватель ВШБ МГУ. – Когда на предприятии меняется персонал, а именно это и происходит при переносе производства в другой регион, нарушаются бизнес-процессы, напрямую связанные с взаимодействием между людьми. Придется заново обучать персонал, увеличить ресурсы на контроль за соблюдением существующих стандартов – вероятно повышение брака продукции».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more