Диплом MBA не гарантирует россиянам работу на Западе

Диплом об окончании западной программы full-time MBA многим кажется золотым ключиком, который открывает двери мировых корпораций в любой стране
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
sxc.hu
Как россияне выбирают страну обучения? (FT)
Как россияне выбирают страну обучения? (FT)

"Только через пять лет после окончания бизнес-школы я почувствовал, что могу конкурировать на западном рынке с местными менеджерами. До этого ко мне относились как к иностранцу, хотя моя работа не была связана с Россией", — рассказывает Евгений Меркель, партнер консалтинговой компании в сфере менеджмента Excelion Partners International из Лондона.

В 1996 г. Меркель окончил МГИМО, проработал несколько лет на руководящей должности в российском офисе одной немецкой компании, потом создал небольшой бизнес и наконец понял, что хочет работать и жить в Европе. Для этого Меркель решил получить западный диплом MBA. Сначала он выбрал несколько школ, где хотел бы учиться, потом нанял репетиторов по подготовке к сдаче тестов TOEFL и GMAT и в итоге в 2000 г. поступил в Венский университет экономики и бизнеса. Спустя год он перевелся в The Darla Moore School of Business в University of South Carolina. «Я изначально планировал провести два семестра в немецкоговорящей стране, так как говорю по-немецки, и еще два — в США, где, на мой взгляд, лучшее бизнес-образование», — объясняет Меркель. Еще до поступления он связался с потенциальными работодателями в Европе и заранее определился, куда пойдет работать. Получив степень MBA, Меркель сразу устроился в одно из подразделений консалтинговой компании Egon Zehnder International. В Россию он больше не вернулся.

Работы много

По данным рэнкинга Financial Times лучших MBA-программ в мире, более 70% выпускников входящих в него школ находят работу в первые три месяца после окончания обучения (см. «Ведомости» от 31.01.2011). Данные газеты показывают, что на программах в США этот показатель примерно такой же, как и на европейских. Исключение составляют слушатели Harvard Business School и других школ бизнеса университетов «Лиги плюща», где только каждый десятый тратит на поиски больше трех месяцев.

По оценкам ассоциированного директора бизнес-школы IESE Университета Наварры Изабель Эсталеллы, российские студенты составляют 2% от общего числа слушателей западных программ MBA, причем половина из них после выпуска остается работать на Западе. «В основном они, как и другие выпускники, идут работать в консалтинг или в финансовые структуры, чаще всего в компании, которые сотрудничают с Россией», — добавляет Арнольд Лонгбой, управляющий директор программы EMEA в бизнес-школе Chicago Booth Чикагского университета. Выпускник INSEAD 2010 г. Роман Сливин подтверждает, что если сразу ориентироваться на консалтинг или финансы, то проблем с поиском работы не будет — он быстро нашел работу в McKinsey, правда, в российском офисе.

Еще в 2004-2006 гг. около 40% российских выпускников европейских школ бизнеса оставались работать в Европе, чаще всего они находили работу в Великобритании, Германии, Швейцарии и Голландии, рассказывает Уим Зваенепоел из карьерного центра испанской бизнес-школы IE. «Эти страны наиболее активно сотрудничают с Россией в сфере банкинга, консалтинга и в инвестиционном секторе. Им были нужны русскоязычные топ-менеджеры, получившие западный диплом MBA», — говорит он. Однако после кризиса 2008 г. ситуация резко изменилась. Теперь гражданам стран, не входящих в Евросоюз, гораздо сложнее получить разрешение на работу во многих странах Европы. Работодатели отдают предпочтение работникам — гражданам ЕС. По словам Зваенепоела, сейчас почти 80% российских выпускников IE возвращаются в Россию. «Эту тенденцию мы можем проследить в отношении не только российских, но и всех выпускников школы из стран с развивающейся экономикой. Похоже, выпускники считают, что в родной стране у них больше карьерных возможностей, — говорит он. — Конечно, среди россиян есть такие, кто остается работать на Западе, но в основном они отправляются в Великобританию и Германию, т. е. в страны, которые продолжают активно сотрудничать с Россией. В Испании или в других европейских странах им гораздо труднее получить разрешение на работу».

Правила выбора

Менеджер, который остался на Западе и получил предложение, не связанное с Россией, должен понимать: если он решит вернуться на родину, его неизбежно ждут проблемы, предостерегает Вячеслав Волков, управляющий партнер хедхантинговой компании Slava IIC Partners. В его практике был случай, когда один топ-менеджер после обучения по программе MBA в США нашел работу, только устроившись в компанию, поставляющую продукцию из Америки в Африку. Сейчас он решил вернуться в Россию, но не знает, как позиционироваться на рынке труда, ведь его опыт торговли с Африкой здесь не нужен, а значит, время и деньги потрачены на обучение зря, уверен Волков.

По подсчетам Виктории Пралич, исполнительного директора компании MBA Consult, затраты на двухлетнее обучение по программе full-time MBA в США составляют в среднем $500 000. Из них минимум $120 000 уходит на оплату обучения, еще $80 000-100 000 — на проживание. Остаток суммы — это недополученная зарплата студента MBA за два года обучения, так как все это время он не может работать. Поэтому она советует еще до подачи документов ответить себе на вопрос: зачем мне нужен западный диплом MBA, в какую именно школу и почему я хочу поступить, какую работу я хочу потом получить?

Сливин решил поехать в INSEAD, потому что хотел поменять IT-сферу, где проработал много лет, на консалтинг.

Это типичная ситуация, когда программы full-time MBA выбирают менеджеры среднего звена 27-30 лет, которые мечтают сделать рывок в карьере, поменять сферу деятельности, а при благоприятном стечении обстоятельств даже найти работу на Западе, поэтому готовы на время оставить работу ради учебы, говорит Пралич. Российское бизнес-образование носит региональный характер, поэтому не поможет реализации этих планов, добавляет она.

По данным компании QS World MBA Tour, которая в разных странах организует выставки программ по бизнес-обучению, 70% кандидатов на поступление в школу бизнеса, регистрирующихся на ее выставках, надеются найти работу в США, 46% — в Великобритании (см. таблицы). По данным QS World MBA Tour, в 2011 г. 71% кандидатов из России отдавали предпочтение бизнес-обучению в Великобритании, 63% — в США, а 47% — во Франции.

Выпускники на российском рынке

«Обучение в западных школах сильно расширяет кругозор и формирует стратегическое мышление», — полагает Волков. Однако на российском рынке это мало кому нужно, здесь превалирует тактическое мышление в бизнесе, сожалеет он. Российский бизнес оценивает людей только по их рабочему опыту и успешности. Диплом MBA — лишь довесок к хорошему резюме, говорит Волков.

Работодателей часто раздражают и завышенные зарплатные ожидания обладателей западных дипломов. По данным QS MBA World Tour, россияне ждут, что их доходы увеличатся после получения диплома MBA на 160%.

На российском рынке выпускник западной бизнес-школы чаще добивается успехов в сфере консалтинга или в финансовом секторе, причем преимущественно в филиалах западных компаний, где его диплом воспринимается как знак качества, полагает Волков.

Например, Сливин сейчас работает в российском подразделении McKinsey. «У меня не просто интересная работа. Резко поменялся круг моих рабочих контактов. Теперь я общаюсь с гендиректорами крупных международных компаний. Да и доход вырос в два раза», — рассказывает Сливин о жизни с западным дипломом MBA.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more