Статья опубликована в № 3155 от 31.07.2012 под заголовком: Заплатят за массаж, бассейн и плавки

Чем может обернуться для работодателя производственная травма

Неисправный замок двери лифта в компании «Рольф» привел к производственной травме сотрудника. Результатом стали семилетние судебные разбирательства, миллионные выплаты пострадавшему и значительные затраты рабочего времени, которые работодатель затрудняется подсчитать

В ноябре 2005 г. в московском автоцентре «Рольф» на ул. Обручева произошел несчастный случай. 28-летний техник склада Евгений Фесенко при разгрузке «Газели» упал в шахту лифта вместе с 460-килограммовой тележкой. «Я вызвал лифт, убедился, что грузовая платформа поравнялась с нашим этажом, и начал спиной входить внутрь, – рассказал Фесенко «Ведомостям». – В это время кто-то вызвал лифт, и при открытых дверях платформа уехала вниз. Лифт был неисправен». По его словам, не заметив этого, Фесенко упал в шахту лифта на глубину 4,2 м, а тележка вместе с запчастями съехала вслед за ним. В результате техник получил тяжелые травмы – перелом позвонка, костей таза, пяточной кости и сотрясение головного мозга.

Деньги на бассейн

«Полгода я не мог сидеть, был лежачим больным, и за мной ухаживал друг», – жалуется Фесенко. Он получил II группу инвалидности с 80%-ной потерей трудоспособности. В феврале 2007 г. «Рольф» уволил Фесенко «по состоянию здоровья, не предложив другой работы», объясняет он. С тех пор Фесенко каждый год судится с бывшим работодателем, требуя компенсировать все расходы на лечение и реабилитацию, а также возместить моральный вред. За это время компания выплатила ему в общей сложности около 1 млн руб. согласно решениям суда, рассказал Фесенко. Причем добровольно работодатель, по словам Фесенко, выплатил ему лишь 111 527,39 руб. – в качестве материальной помощи, когда тот еще был на больничном. Этих денег хватило лишь на покупку костылей, корсетов и оплату услуг человека, который за ним ухаживал, утверждает он.

Компания пыталась договориться с сотрудником в досудебном порядке. «Вардан Даштоян, занимавший тогда пост исполнительного директора розничного подразделения ГК «Рольф», лично встречался с Фесенко, предложив ему ежемесячные выплаты в размере 13 000 руб., а также оплату операции в немецкой клинике, выбранной Евгением (112 290 евро, не считая дорожных расходов, услуг переводчика и др.), – рассказали в пресс-службе компании. – На просьбу передать нам реквизиты лечебного центра Фесенко ответил отказом: деньги ему нужны наличными». Да и ежемесячные выплаты показались Фесенко недостаточными. «В 2005 г. у меня была зарплата 20 000–30 000 руб., а с тех пор цены значительно выросли», – говорит он. Подав иск в Гагаринский суд Москвы, Фесенко требовал от «Рольфа» выплаты всех причитающихся, по его мнению, компенсаций, в том числе 400 000 руб. за моральный вред. Сейчас состояние здоровья истца заметно улучшилось, ему присвоена уже II группа инвалидности. Однако в иске он упомянул, что для восстановления здоровья ему необходимо посещать бассейн (20 раз в месяц, 210 руб. за занятие), делать массаж спины (10 раз в месяц, 700 руб. за сеанс), массаж ног. «Истцом понесены расходы по приобретению плавок (949,05 руб.) и очков (1190 руб.) для плавания», – говорится в решении Гагаринского суда от 20 декабря 2011 г. Бывший сотрудник требовал возместить и эти расходы. Суд это требование поддержал.

Дело о сломанном замке

Во время семилетних судебных тяжб суд несколько раз принимал сторону сотрудника, требуя возместить ему все расходы на лечение и реабилитацию. «Рольф» пытался оспорить эти решения в кассационном порядке, но тщетно. В 2011 г. суд решил взыскать с «Рольфа» в пользу Фесенко 327 123 руб. на дополнительное лечение и нотариальные расходы. В последнем определении московского суда от 22 июня 2012 г. говорится, что эта история «была квалифицирована как несчастный случай на производстве, грубой неосторожности истца при этом установлено не было». В предыдущем решении суда отмечается, что причиной этой истории стала «эксплуатация неисправного грузового подъемника». Электромеханический замок дверей шахты лифта оказался неисправен: двери остались открытыми при отсутствии платформы. «В произошедшем есть, к сожалению, и вина самого Фесенко, поскольку он нарушил правила безопасности – входил в лифт спиной, не убедившись, что платформа находится на одном уровне с полом», – уверены в «Рольфе». Инструкции по технике безопасности были нарушены, но грубой неосторожности в действиях пострадавшего государственный инспектор труда в г. Москве не усмотрел, говорится в решении суда.

В компании травму считают форс-мажором и отмечают, что техника безопасности здесь соблюдается неизменно. «Случай, произошедший с Евгением, сейчас приводится в пример на инструктажах рабочих, чтобы убедить их, что правила безопасности – это не пустые слова, а полезные и разумные нормы, – рассказали в пресс-службе. – И соблюдать их надо, даже если ситуация не выглядит рискованной: например, рабочим некоторых участков надо работать не в удобных шлепанцах, а в специальных ботинках с уплотненным носом, защищающих ногу от удара упавшего молотка».

Известно немало случаев нелепого травмирования на производстве по вине самих работников, замечает Андрей Москвичев, исполнительный директор Клинского института охраны и условий труда. Однако суды и общественное мнение зачастую оказываются на стороне пострадавшего работника. Подобные ситуации грозят работодателям большими издержками: затратами на проведение судебных разбирательств, выплатой компенсаций за причиненный ущерб здоровью работника, морального вреда, говорит он. «Не стоит забывать и о репутационных рисках: каждый такой случай обсуждается людьми достаточно поверхностно и зачастую с сочувствием к пострадавшему сотруднику, – объясняет Москвичев. – Ведь все детали расследования несчастного случая на производстве доступны только узкому числу лиц – комиссии по расследованию несчастных случаев».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать