Статья опубликована в № 3345 от 16.05.2013 под заголовком: Профессор ходит налево

Почему компании нанимают профессоров в обход бизнес-школ

Профессора западных бизнес-школ все чаще уподобляются российским коллегам, которые перебегают из компании в компанию и читают лекции везде, только бы заработать лишний рубль
Fotolia / PhotoXPress

Во всем мире сотрудник имеет право работать у конкурента только с согласия своего работодателя. Для нас корпоративные университеты – прямые конкуренты, а потому мы строго запрещаем нашим преподавателям читать там лекции тайком, без нашего согласия», – заявил «Ведомостям» Сергей Мордовин, ректор бизнес-школы ИМИСП, одной из немногих в России, где контракт с преподавателем включает пункт о запрете подработки на стороне. Если выясняется, что штатный профессор школы прочел курс лекций в корпоративном университете, то начальство созывает собрание трудового коллектива и провинившемуся публично объявляют об увольнении. «Впрочем, такие случаи у нас редки. Мы частная бизнес-школа, ни от кого не зависим и платим преподавателям достаточно, чтобы они не бегали на сторону», – говорит Мордовин. «Посмотрите на западные школы, среди них есть те, что запрещают преподавателям работать на стороне, зато и платят им хорошо», – добавляет он.

На цепи у школы

На западном рынке бизнес-образования за много лет сложилось четкое разделение между MBA-школами и корпоративными университетами компаний. Первые всегда давали глобальный взгляд на бизнес и обучали премудростям управления. Вторые решали узкокорпоративные задачи: учили специфике бизнеса в конкретной компании. Когда же работнику нужны были более фундаментальные знания, его направляли в бизнес-школу или привлекали к сотрудничеству профессоров из этих школ.

Традиционно администрация бизнес-школы предлагала корпорации одного или двух профессоров, которые могли прочесть краткий курс в кампусе или непосредственно в офисе компании. Курс, как правило, обходился во многие тысячи долларов, хотя профессора получали на руки лишь небольшую часть этой суммы.

«Школы никого близко не подпускали к своему преподавательскому составу. Они выполняли роль посредников», – констатирует Кэннан Рэмесуэми, профессор из школы глобального менеджмента Thunderbird.

Но с появлением интернета ситуация изменилась. Выйдя в социальные сети Twitter или LinkedIn, преподаватели известных бизнес-школ тут же занялись созданием собственного бренда и попытались напрямую связаться с потребителями их услуг. Результат не заставил себя ждать. Компании быстро смекнули, что работа с профессорами напрямую обойдется им дешевле, и стали заключать индивидуальные договоры.

Профессор Шина Айегар из бизнес-школы Колумбийского университета, считает, что интерес компаний к прямому сотрудничеству сильно вырос после публикации в 2010 г. ее книги «Искусство выбора» (Art of Choice). Айегар уже провела лекции и тренинги на тему потребительского выбора и лидерства в десятках компаний, включая Google и Shiseido. Сейчас у нее предложений о сотрудничестве больше, чем она реально может принять, говорит она.

На двух стульях

В России вообще сложно провести четкое разделение между корпоративными университетами и высшими учебными заведениями. «Корпоративные университеты часто встроены в систему высшего образования. Один и тот же человек может быть деканом факультета управления крупного вуза и в то же время директором корпоративного университета большой компании. Соответственно, преподаватели кочуют туда-сюда. Эта система на российской почве великолепно работает», – говорит Андрей Кузьмичев, профессор МГТУ им. Баумана и руководитель лаборатории «Управленческие инновации».

Но даже если преподаватель состоит в штате известной и вполне самостоятельной бизнес-школы, ему не возбраняется читать на стороне, замечает Юрий Тазов, проректор «Мирбиса» и президент российской лиги MBA. «Наши преподаватели входят в пятерку лучших профессоров региона. Так пусть читают лекции там, где захотят, и делают нам прекрасный пиар», – заявляет он и добавляет: их лекции всего лишь часть программы школы и они не дают слушателям всего того, что они могут получить в самой школе.

Это все отговорки, парирует Кузьмичев. На самом деле есть очень узкий круг востребованных преподавателей, которые перебегают из компании в компанию и читают свои лекции повсюду, причем один и то же курс могут в разных местах читать по-разному, создавая репутационные риски для школы. Кроме того, средний преподаватель получает за лекцию не более 100–150 евро, поэтому пытается набрать этих лекций как можно больше.

Работа напрямую

Роман Ермоленко, вице-президент по персоналу «Эльдорадо», говорит: когда речь идет об обучении верхнего эшелона сотрудников, корпоративный университет сначала проводит аттестацию ключевых топ-менеджеров и выявляет, каких компетенций не хватает. После тщательного исследования рынка образования составляется список специалистов, которые максимально подходят «Эльдорадо» для развития этих компетенций. Выясняется, кого из преподавателей можно нанять в короткие сроки. В среднем за год корпоративный университет «Эльдорадо» сотрудничает с 10–12 бизнес-школами и отдельными преподавателями со статусом звезд.

Российские бизнес-школы часто предлагают по целому ряду предметов одних и тех же преподавателей. «В зависимости от наших потребностей мы то официально нанимали преподавателей через школы, то самостоятельно искали нужных нам профессоров. В таких случаях работает сарафанное радио: опрашиваешь коллег и друзей, а потом договариваешься с профессором, которого тебе рекомендовали», – рассказывает Юлия Садыкова, бывший руководитель корпоративного университета ОАК. Кстати, замечает она, звездные преподаватели иногда обходятся компаниям гораздо дороже, чем контракт с бизнес-школой.

Не остаться внакладе

Джон Салливан, профессор менеджмента Государственного университета Сан-Франциско, рассказывает, что в США программы, заказанные компаниями через бизнес-школу, зачастую стоят в два раза дороже, чем прямое сотрудничество с профессором. Для бизнес-школ это хороший заработок, и они не намерены терять десятки, а то и сотни миллионов долларов в год, которые могут заработать на компаниях.

Бизнес-школы уже среагировали на возникшую угрозу, рассказывает Майк Мейлфекис, декан подразделения по обучению топ-менеджеров бизнес-школы Колумбийского университета. Например, его школа запускает сейчас новые онлайновые программы для привлечения компаний, которые хотят обучить своих сотрудников дистанционно. Другие школы усиленно рекламируют преподавателей в таких востребованных областях, как глобальное лидерство и инновации.

На Западе многие бизнес-школы живут за счет создания и продажи специальных программ для корпоративных университетов. Они разрабатывают несколько форматов – очный, заочный, дистанционный – и предлагают их компаниям, поэтому они так обеспокоены возникшей ситуацией, рассказывает Кузьмичев. В России бизнес-школы пока корпоративных программ не создают и поэтому сквозь пальцы смотрят на сотрудничество профессоров с корпоративными университетами, хотя тоже теряют деньги на этом сотрудничестве, заключает он.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать