Статья опубликована в № 3676 от 17.09.2014 под заголовком: От общего к частному

Обучение предпринимательству стало модным в российских бизнес-школах

Но большинство студентов мечтают сделать карьеру в крупной компании
Основная аудитория бизнес-школ в России - управленцы из крупных и средних компаний
Fotolia / PhotoXPress

Как-то раз на дне открытых дверей я уговорил двух предпринимателей поступить в бизнес-школу. Они с трудом согласились, поскольку для них это большие затраты», - вспоминает Сергей Савин, совладелец компании Hard & Soft Group и выпускник 2011 г. программы EMBA ИБДА РАНХиГС совместно с Антверпенской школой бизнеса. Он сожалеет, что в российских MBA-школах до сих пор обучается мало предпринимателей. «Школы с этой аудиторией не работают, ведь ее еще надо убедить инвестировать личные деньги в образование, что совсем не просто», - говорит он.

Сам Савин пришел в бизнес-школу, уже будучи предпринимателем. Он уверен, что предпринимательский дух в рамках бизнес-школы развить трудно, потому что этот дар либо есть от природы, либо его нет, но признает, что MBA-школа дала ему в руки инструменты для ведения бизнеса. «Во многих ситуациях ты просто знаешь, как действовать, а не изобретаешь велосипед», - говорит он и добавляет: за три года после окончания школы они с партнером сильно укрепили капитал своей компании.

Стать нужным обществу

В посткризисные годы выпускники многих ведущих западных MBA-школ отказывались от корпоративной карьеры в пользу предпринимательства, поскольку не могли устроиться в корпорации из-за упавшего спроса на диплом MBA. Но со временем появились выпускники, которые просто хотят развивать идеи и бизнес, нужные людям, и искать новые возможности в еще незаполненных нишах рынка, объясняет Ноам Вассерман, профессор Гарвардской школы бизнеса.

Например, Симо Драгичевич был директором Barclays Bank, когда пришел учиться в бизнес-школу Cass в Лондоне. Обучение оплачивал банк, после окончания бизнес-школы планировался дальнейший карьерный рост. Но на первой же лекции Драгичевич вдруг услышал от преподавателя фразу: «Выпускники MBA обычно не создают бизнесов стоимостью выше $10 млрд. Но мы можем научить вас, как построить компанию стоимостью $10 млн». В тот же миг Драгичевич решил, что выйдет из школы предпринимателем. Он отказался от спонсорства банка, сам заплатил за обучение и создал компанию по разработке программного обеспечения Bet Buddy.

Западные школы отреагировали на новые тренды и внесли изменения в программы. Так, сайт Гарвардской школы бизнеса сообщает, что в первый год обучения все студенты проходят обязательный курс по предпринимательству, а на второй год могут выбирать из 20 подобных факультативных курсов. Как результат, 10% MBA - класса 2013 г. - летом стажировались в начинающих компаниях, а 7%, по свидетельству Вассермана, стали после окончания школы предпринимателями.

Россия не отстает

Российские бизнес-школы тоже пытаются соответствовать духу времени. Валерия Павлюковская, директор программ MBA и EMBA Московской школы управления «Сколково», рассказывает, что в рамках программы MBA в бизнес-школе существуют мастерские личностного развития, которые ведут учредители и партнеры школы - представители российской и мировой бизнес-элиты. Они работают со студентами над их карьерными задачами, делятся практическим опытом и, если нужно, привлекают сторонних экспертов. Мастерские делятся на три группы: в первую попадают студенты, которые уже строят свой бизнес, во вторую - те, кто пришел развить новую идею, а в третью - те, кто пока находится в поиске идеи для бизнеса.

В рамках международных модулей в Китае и Кремниевой долине студенты разрабатывают проекты, часть которых затем вырастает в реальные бизнес-инициативы. Как отмечает Павлюковская, у бизнес-школы нет задачи сделать из всех студентов предпринимателей - важно развить в бизнес-лидерах предпринимательский дух, инициативность, которые пригодятся им вне зависимости от сферы деятельности.

Создать новый тип

В России небольшие предприниматели не могут платить за хорошее бизнес-образование. Поэтому основные клиенты ведущих бизнес-школ - это управленцы из крупных и средних российских компаний, рассказывает Сергей Мясоедов, проректор РАНХиГС и президент РАБО. «Сегодня российскому среднему и крупному бизнесу нужны бизнес-лидеры с инновационным мышлением, которые могут двигать бизнес компании вперед», - говорит он. Мясоедов называет таких людей интрапренерами. По его мнению, они отличаются от антрепренеров, которые ведут собственный бизнес, только тем, что работают не на себя, а на работодателя, но обладают при этом таким же предпринимательским духом. Для развития этого духа РАНХиГС создала внутри MBA-программ специальные курсы по предпринимательству, которые ведут известные российские бизнесмены. Да и вся программа с ее многочисленными тренингами по личностному росту направлена на развитие в студентах духа предпринимательства.

Сергей Кузьмин, директор филиала МТС в Уральском федеральном округе и выпускник 2013 г. ВШМБ РАНХиГС, утверждает: программа школы помогла развить предпринимательские качества. Будучи топ-менеджером крупной корпорации, Кузьмин воплощает в жизнь общую стратегию МТС. Но в некоторых случаях он может выходить с личной инициативой. Тем более что выработанное в школе стратегическое мышление позволяет отвлечься от операционных процессов и взглянуть на проблему с точки зрения общей пользы для бизнеса.

Индивидуальный подход

Если школы захотят привлекать в ряды студентов больше предпринимателей, то им придется заняться индивидуализацией программ, полагает Алексей Ищенко, профессор Высшей школы менеджмента НИУ ВШЭ. «Я видел ситуации, когда предприниматель говорит: «У меня начинающая компания, я хочу решить конкретную проблему своего бизнеса». А бизнес-школы предлагают ему послушать общий курс», - рассказывает Ищенко. По его наблюдениям, сейчас студенты бизнес-школ платят деньги за безопасные изменения в карьере. Иными словами, они инвестируют в образование, чтобы потом без проблем вернуть эти инвестиции, получив хорошую должность в крупной компании.

В будущем, полагает Ищенко, MBA-школам придется увеличивать долю индивидуальных блоков обучения до 20%, а то и до 40%. 50-60% содержания курса будет приходиться по-прежнему на базовое образование. Только в этом случае школы смогут действительно привлекать предпринимателей и разговоры о предпринимательском духе будут подкреплены реальностью, заключает он.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать