Статья опубликована в № 3714 от 12.11.2014 под заголовком: Растоптать гендиректора

Западные советы директоров все чаще открыто называют истинные причины увольнения гендиректоров

Западные советы директоров все чаще открыто называют истинные причины увольнения гендиректоров. Истинные причины рокировок в российских компаниях до сих пор остаются тайной
А. Таранин
Неугодная треть. 30%

гендиректоров в России, по данным Ward Howell, не дорабатывают в компании до года. Чем хуже ситуация в экономике, тем чаще меняют гендиректоров. В кризисный 2009 год 19% российских компаний сменили гендиректоров, в Европе и Азии рокировки произошли в 15% компаний, в США - в 12%.

Авторитарный стиль управления и потеря доверия стали причинами увольнения Кристофера Веибахера с поста исполнительного директора фармацевтического гиганта Sanofi в конце октября. Комментируя это решение, Серф Вайнберг, председатель совета директоров Sanofi, пояснил, что главным просчетом Веибахера считает его обособленность и нежелание делиться планами развития компании.

Еще недавно узнать об истинных причинах замен в руководстве компаний было невозможно. Однако в последние пару лет на Западе все чаще в открытую акционеры компаний стали объяснять суть кадровых изменений. Истинные причины рокировок в российских компаниях практически всегда остаются тайной, покрываются массой слухов и комментариев. Собеседники «Ведомостей» считают, что подобные откровения в любом случае негативны для репутации компаний.

Неоднозначная правда

Многие отчеты компаний для американской Комиссии по биржам и ценным бумагам (SEC) так и пестрят упоминаниями о высокопоставленных отставках. В марте этого года Symantec распространила новость об увольнении своего президента и гендиректора Стива Беннетта из-за падения выручки и стоимости акций компании.

В январе Марисса Мейер, гендиректор Yahoo!, даже не попыталась скрыть причины ухода операционного директора Энрике де Кастро. В письме сотрудникам она объявила, что самолично приняла решение о том, что де Кастро должен покинуть компанию.

В других случаях от ворот поворот дают в более вежливой манере. Так, Hertz Global Holding в сентябре этого года объявила, что ее гендиректор Марк Фриссора покидает компанию по личным причинам. Позже в документах, предоставленных SEC, компания назвала уход гендиректора беспричинным. Но известно, что отставка Фриссоры последовала за разочаровывающими результатами деятельности Hertz Global Holding и ее финансовыми проблемами, что вызвало большое неудовольствие инвестора-активиста Карла Айкана и других акционеров.

Раньше увольнения гендиректоров происходили в более «завуалированной и мягкой манере», говорит Дональд Хэмбрик, профессор менеджмента колледжа делового администрирования имени Мэри и Фрэнка Смилов Пенсильванского государственного университета. «Многие советы директоров получают своего рода удовольствие от того, что объявляют всему миру об увольнении гендиректора», - говорит Хэмбрик. Для совета директоров это способ показать: мы не теряем бдительности и готовы трудиться, добавляет он.

В 2002 г. в США был принят знаменитый закон Сарбейнса - Оксли, который заставил компании раскрывать свои финансовые показатели и помог сделать их бюджет более прозрачным. Этот процесс продолжает набирать силу, говорит Джон Т. Томпсон, зампред совета директоров глобального подразделения по поиску гендиректоров рекрутинговой компании Heidrick & Struggles International.

Репутация на волоске

После принятия закона управлять компанией стало для руководителей куда более рискованным предприятием. Советы директоров изо всех сил стараются преподнести увольнение гендиректора так, чтобы это понравилось инвесторам и успокоило общественное мнение. Репутация гендиректора при этом не в счет. «Еще несколько лет назад совет директоров ни за что бы не сказал, что не слишком доверяет гендиректору. Директора не захотели бы лишить своего нынешнего гендиректора перспектив на будущее», - объясняет Томпсон.

Но есть в этом и положительный момент: в наши дни увольнение уже перестало быть для гендиректора позорным клеймом на всю жизнь. Советы директоров и комитеты по подбору не так подозрительно относятся к кандидатам, которые ушли с предыдущей работы при смутных обстоятельствах, говорит Боб Деймон, топ-менеджер рекрутинговой компании Korn/Ferry International. Он добавляет, что директора сейчас гораздо чаще стараются выяснить, почему тот или иной руководитель был уволен и важно ли это для их компании. В пример он приводит Марка Херда, которому рукоплескали из- за роста показателей компании Hewlett-Packard. Однако в 2010 г. Херд ушел оттуда после скандала, разразившегося вокруг его романа с сотрудницей. Позже в том же году Херд устроился в Oracle одним из президентов, а недавно был назначен одним из гендиректоров компании.

Бывает, что гендиректора открыто признаются подчиненным в том, что их уволили. Так, в прошлом году Groupon уволила своего гендиректора и одного из своих основателей Эндрю Мейсона. В прощальном письме он честно признался сотрудникам, что его уволили, и даже пошутил на эту тему: «После четырех с половиной лет интенсивной и интересной работы на посту гендиректора Groupon я решил, что хочу больше времени проводить с семьей. Вообще-то я шучу: меня сегодня уволили».

Шито-крыто

Крикливые формулировки и лишние откровения при увольнении топ-менеджеров Георгий Абдушелишвили, старший партнер, председатель совета директоров компании Ward Howell, считает неуместными. Это однозначно наносит ущерб репутации компании. А в случае неточности формулировки бывший менеджер, вероятнее всего, подаст на компанию в суд и выиграет дело.

«В России корпоративная культура отличается от западной. Открытость может оказаться обоюдоострым оружием, - считает Виталий Ткаченко, гендиректор ГК VTM. - Каждому гендиректору в России тоже ведь есть что рассказать о компании, где он работал, и о ее акционерах. Раскрывать истинные причины стоит только в том случае, если менеджер проворовался и был пойман с поличным», - убежден он.

Примеров откровений, подобных западным, в российской практике почти нет.

Несколько лет назад совет директоров входящего в «Базовый элемент» Олега Дерипаски холдинга «Трансстрой» освободил от должности гендиректора компании Ивана Кузнецова. Причиной увольнения компания назвала «крайне неудовлетворительную работу» Кузнецова в должности гендиректора «Трансстроя» и его участие в незаконном выводе средств.

Год назад Хенри Фогелс, гендиректор российского подразделения финского концерна Oriola-KD, ушел из компании. «Производительность нашего оптового фармацевтического бизнеса в России была, бесспорно, неудовлетворительной», - сообщил тогда президент и главный исполнительный директор Oriola-KD Ээро Хаутаниеми. Компания, продолжает он, принимает меры для повышения прибыльности и эффективности, одна из этих мер - назначение нового гендиректора.

«Если, скажем, цели, на которые согласился менеджмент компании, не были достигнуты, то такие причины вполне допустимо озвучивать, - считает Дмитрий Гальперин, директор по инвестициям венчурного фонда Runa Capital . - То есть откровенные комментарии допустимы, если они не скатываются до субъективизма, в противном случае они выглядят неэтично и могут вредить самой компании при последующем найме топ-менеджеров».

Ни за что и никогда

У многих компаний, знает Абдушелишвили, есть утвержденные процедуры увольнения, в которых написано, что компания никогда и ни при каких обстоятельствах не комментирует расставание с сотрудником. Функции заключения и расторжения контрактов с гендиректором обычно возложены на совет директоров. Если он работает цивилизованно, тогда принятие решения о заменах в руководстве компании сопровождается внутренним меморандумом и внешними пресс-релизами, поясняют в Ward Howell. Но в России нередко происходит иначе. Увольнения случаются по инициативе одного человека, чаще всего главного акционера либо представителя государства.

«Расставания происходят быстро, решительно и эмоционально. Но даже в этих случаях я ни разу не слышал, чтобы публично объявляли о просчете менеджмента, - говорит Абдушелишвили. - Уже потом на основании слухов и комментариев рынок догадывается, что произошло, но публичных заявлений нет». В России про потерю доверия скорее можно услышать при кадровых перестановках в политической сфере. Бизнесу это не свойственно, считает эксперт.

«В сегодняшнем сложном мире невозможно однозначно сказать, кто был не прав и действительно ли к неудовлетворительному результату компания пришла вследствие неквалифицированного руководства. Но всем понятно и без объяснений: если с человеком расстались, значит, он не сделал того, что обещал и чего от него ожидали акционеры», - рассуждает Абдушелишвили.

«Оценки зачастую могут быть субъективны и зависеть от того, кто выиграл подковерную борьбу или какую информацию донес до акционеров, - считает Ткаченко. - Нередко между акционерами и менеджментом стоят представители, кураторы или смотрящие. Они очень часто, не будучи полностью погруженными в текущие вопросы компании, сначала блокируют ключевые предложения, которые выдвигает гендиректор, а спустя время, когда их неправота становится очевидна, сваливают все на «плохого» директора. Репутацию человеку можно испортить навсегда. Он тоже в долгу не останется».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать