Менеджмент
Бесплатный
Мария Подцероб

Финский стартап Pure Waste Textiles делает деньги на вторсырье

Сшить джинсы из обрезков ткани или собрать компьютер из старых запчастей - в Европе эти идеи давно стали серьезным бизнесом, в который вкладывают деньги многие инвесторы. В России же идея использования отходов пока не идет дальше сортировки и переработки мусора
А. Таранин
Половина мусора - в дело. 16

т материальных ресурсов использует в год каждый житель ЕС - такие данные приводит Европейское агентство по окружающей среде (EEA)

2,5

млн т - таким предполагается общее количество бытовых и производственных отходов в ЕС в 2014 г., подсчитал Евростат

51,5%

этого мусора, сообщает EEA, до сих пор идет на свалку

43,9%

перерабатывается

4,9%

мусора сжигается

«Где другие видят отходы, мы видим сокровище», - гордо заявил финский предприниматель Калле Мяятя на конференции Slush по технологиям и стартапам в Хельсинки. Основатель фирмы Pure Waste Textiles не пытался эпатировать публику. Он просто этими словами начал рассказ о своем бизнесе. Сделав выразительную паузу, Мяятя продолжал: «В мире ежегодно выпускается 2 млрд джинсов, на которые тратится 3 млрд м ткани. 10-15% этой ткани идет на обрезки, а ведь это 400 млн м потерянной ткани в год. Сколько лишнего хлопка мы выращиваем! Мы берем эти обрезки и делаем из них новую одежду».

Зеленые обрезки

Pure Waste Textiles выделилась из компании по выпуску модных аксессуаров Costo. При производстве кепок, галстуков и сумок Costo тоже использовала остатки разных материалов. Идея создать компанию по пошиву джинсовой ткани из обрезков джинсов родилась после того, как Сosto вступила в партнерство с заводом по переработке ткани в Китае. С 2013 г. Pure Waste Textiles выпустила уже 10 000 м джинсовой ткани и 13 000 футболок из вторичного сырья.

Мяятя не преминул покрасоваться перед публикой: «Посмотрите, я весь одет в одежду из обрезков, и она смотрится прекрасно. Хотя мы, конечно, не шьем одежды класса люкс. Мы собираем обрезки с конвейеров, потом сортируем их во дворе и разделяем по цветам на белые, серые и черные. Потом из этого сырья делаем новые ткани и вещи».

После Мяяти выступали еще несколько предпринимателей, чей бизнес вписывается в модную ныне на Западе концепцию 3R (recycle - переработка, reuse - повторное использование и reduce - сокращение потребления). Присутствующие инвесторы тоже бурно выражали одобрение. «Новые технологии позволяют рационализировать производство и выпускать большие объемы, привлекая меньше ресурсов. Компании, которые разрабатывают такие технологии, нам интересны», - заявил, например, Ласси Нопонен, председатель совета директоров финского бизнес-акселератора и посевного фонда Clean Tech Invest. Сейчас в инвестиционном портфеле Clean Tech Invest 13 компаний, работающих в сфере «чистых технологий». Всего фонд вложил в подобные стартапы уже 180 млн евро.

Бизнес на коленке

«Были мы в прошлом году на конференции Slush. У них экологический бизнес действительно поставлен на поток. А в нашем бизнесе главное не прибыль, а душа», - говорит задумчиво Алексей Травин, резчик типографии «Идея принт» и по совместительству предприниматель, выпускающий блокноты и ручки из обрезков дизайнерской бумаги.

Его бизнес начался случайно: однажды он собрал обрезки бумаги и пружинки, сваленные в кучу после очередной смены в типографии, и сделал из них квадратный блокнот для записей. Поначалу раздавал блокноты бесплатно, потом стал продавать их за мизерные деньги - по 10 или 20 руб. за штуку. «Я сам не эколог. Мои блокноты назвали экопадами экологи, которые в 2010 г. разместили у нас заказ в типографии. В тот момент родилась концепция проекта: мы решили, что не хотим лить воду на мельницу общества потребления и будем делать продукцию из обрезков, которые никогда не кончаются», - вспоминает предприниматель.

Сейчас у него собственная мастерская «Живые впечатления» в г. Железнодорожном под Москвой, но он по-прежнему не подсчитывает объема продаж. «Кому-то продаем блокноты за 30 000 или 50 000 руб., а кому-то и бесплатно отдаем», - говорит он. У него нет постоянного штата сотрудников, сырье достается бесплатно, деньги уходят только на аренду помещения и выплаты домохозяйкам, которые в свободное время мастерят изделия из обрезков. «Если бы ко мне завтра пришел инвестор и сказал: «Даю тебе миллион рублей», я бы даже не знал, что с этими деньгами делать. Просто их потратил бы. Когда дорастем, тогда пусть к нам приходят», - улыбается Травин.

Маленькие, да удаленькие

От идеи масштабировать экологический бизнес отказалась и Екатерина Воронина, основательница книжного издательства «Зеленая книга». Свое дело она открыла в 2012 г., вложив 100 000 руб. собственных денег. Воронина сразу решила, что издательство будет выпускать книги только по зеленой тематике. «Мы не переводим иностранную литературу, ищем наших экспертов по экологии и заказываем им книги, которые они специально для нас пишут», - рассказывает предпринимательница. Книги выходят маленьким тиражом - всего 3000 экземпляров. Они издаются на бумаге формата А5, который позволяет разместить как можно больше текста на одной странице и сэкономить бумагу. Обложка делается из вторсырья.

Поначалу Воронина размещала свой товар в крупных книжных сетях. Но в доме книги «Москва» и «Библио-глобусе» 50 книг продавались около года. «Мы затерялись среди сотен других изданий и после этого решили искать целевого клиента», - говорит молодая женщина. Теперь она продает книги в специализированных магазинах экотоваров и собирается потихоньку наращивать обороты. «Но я не хочу делать по-настоящему большое издательство. Тогда придется ставить все исключительно на коммерческую основу. Главная идея бизнеса потеряется», - замечает она.

В начале пути

В Европе многие компании в сфере «чистых технологий» давно работают на обычного потребителя. Ведь концепция зеленой экономики родилась в этих странах еще в 1980-х гг., рассуждает Гульнара Биккулова, директор департамента инновационных рынков РВК. «У нас инвесторы даже не интересуются маленькими зелеными компаниями, придумывающими продукты для потребительского рынка. Сам рынок пока к такой продукции большого внимания не проявляет, поэтому инвесторам и неинтересно», - говорит она и добавляет: это не значит, что в России нет инноваций, просто они все в промышленном секторе, где орудуют более крупные компании. Самое актуальное для России сейчас - ликвидация переполненных свалок, сортировка мусора и внедрение технологий по повышению экологичности производства.

Эти идеи буквально носятся в воздухе. «Мы сейчас ставим себе цель: Москва без отходов к 2015 г. и Россия без отходов к 2017 г.», - говорит Роман Себекин, основатель и директор компании «Пластика».

Идея создать экопроизводство родилась случайно. Себекин начал строить себе дом. Чтобы удешевить строительство, купил станок для производства бетонных блоков, а потом понял, что традиционные блоки имеют множество недостатков, и стал изобретать собственный строительный материал. После долгих поисков выяснил, что самый крепкий и теплый дом получается из блоков, сделанных из отходов пенопласта. Достать его оказалось просто: магазины по продаже бытовой техники готовы были любым способом избавиться от пенопласта, чтобы не платить за его вывоз. Себекин быстро наладил производство, вложив всего $1000: $500 ушло на покупку станка и $500 - на сырье.

Свой нынешний оборот он не раскрывает, но говорит, что бизнес с тех пор значительно вырос. К производству строительных материалов теперь прибавилась еще установка контейнеров для сбора пластиковых отходов в городах. «Мы прямо на контейнерах вешаем рекламу, в которой сообщаем, что сделаем из этого пластика стройматериалы. Люди должны знать, что выброшенные ими отходы пойдут в переработку, а не на свалку», - говорит он.

Сначала мусор, потом - джинсы

Еще дальше пошли выпускники московской школы управления «Сколково» Владимир Ермолаев и Арсен Парсегов. В 2012 г. они вложили 10 млн руб. личных сбережений в инвестиционно-управленческую компанию «Спецстройсервис», которая не просто занимается переработкой мусора в стройматериалы на определенном заводе, но создает комплексные проекты по работе с потоками отходов. По словам Ермолаева, компания ищет заинтересованных инвесторов, в том числе государственных, связывает предприятия, заведующие свалками, с перерабатывающими мусор заводами, управляет процессом переработки и организует сбыт полученной продукции через собственную сбытовую компанию. Первый такой проект уже реализован во Владивостоке, следующий будет запущен в Калуге. Партнеры хотят построить там перерабатывающий завод с нуля, уточнил Ермолаев: на возведение такого завода обычно требуется около 370 млн руб., срок его окупаемости - пять лет. Он сможет принимать от 18 000 до 36 000 т отходов в год, а выпускать будет около 3 млн строительных блоков.

Когда россияне разберутся с мусором, тогда инвесторы, вероятно, заинтересуются другими зелеными проектами, считает Ермолаев. В России уже появились люди, готовые перешивать джинсы, перепродавать старые вещи и делать массу нужных вещей из утиля. Когда инвесторам станет экономически выгодно их поддерживать, движение 3R начнет бурно развиваться и у нас, заключает он.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать