Статья опубликована в № 3755 от 22.01.2015 под заголовком: Дипломированное старение

34% пенсионеров готовы еще раз сесть за парту

Население планеты стареет. Продление трудоспособности людей «серебряного» возраста и вовлечение их в активную жизнь - одна из наиболее обсуждаемых тем трансформации образования
А. Таранин

Сегодня в России проживает около 10 млн мужчин пенсионного возраста и почти 26 млн женщин. В течение трех ближайших лет (2015-2017 гг.) их численность будет возрастать примерно на 500 000-600 000 в год. То, что пожилые люди не могут учиться, а их умственные качества резко ухудшаются, - не более чем стереотипы, утверждают авторы исследования «Серебряный университет» Центра образовательных разработок бизнес-школы «Сколково».

«Новые» старики - люди, имеющие значительный ресурсный потенциал, - это новые возможности для России в XXI в., считают в «Сколково». Авторы уверены, что российскую систему образования необходимо адаптировать с учетом процесса демографического старения. «Увеличение числа пожилых людей с сохранным ресурсным потенциалом не ведет к возрастанию иждивенческой нагрузки ни на семью, ни на социум в целом, а является дополнительным фактором развития экономической и социальной сфер», - говорится в исследовании.

Обучаемый ресурс

Пожилые люди в России представляют значительный, но не востребованный обществом ресурс, утверждает автор исследования Александр Левинтов, сам представитель старшего поколения. По данным исследований, до 40% пенсионеров хотели бы продолжить работу. Левинтов подчеркивает, что пожилые люди, с одной стороны, уже внесли вклад в экономическое развитие, с другой - при условии сохранения и поддержания своего потенциала могут оставаться активными участниками социально-экономических процессов.

«Образование взрослых» (adult education) - наиболее обсуждаемая в мире концепция. Она оформилась в 70-е гг. XX в. в Англии. В США весьма развитая сеть школ для взрослых включает в себя преимущественно прагматические курсы: ESLN, английский как второй, - для вновь прибывающих взрослых иммигрантов, курсы вождения - для них же, компьютерные и IT-курсы - преимущественно для пенсионеров, художественные курсы и курсы различных рукоделий, кулинарные курсы, танцевальные курсы и т. д. Как правило, это не только образовательные площадки, но и споты общения, группировки по интересам, нередко - своднические плацдармы. Здесь неформальные структуры и традиции обычно превалируют над формальными. В основании этого вида образования лежит обучение тем или иным бытовым, профессиональным, полупрофессиональным, любительским и юзерским навыкам.

Университеты «третьего возраста» стали возникать в России как частные самодеятельные инициативы на местах с начала нулевых, говорится в исследовании. Довольно часто с привлечением местных отделений всероссийского общества «Знание» как отголоски советских университетов культуры: в Москве и Московской области, Петербурге, Саратове, Орле, Кирове, Костроме, Курске, Ярославле, Челябинске, Кургане. В 2003 г. в Петербурге была создана школа «третьего возраста», очень похожая на американские школы для взрослых и датские народные школы. Самые массовые и популярные - курсы компьютерной грамотности для людей старшего возраста. Подобные программы открыты как на базе местных собесов, так и при поддержке и спонсорстве крупных российских компаний.

Успех в непрерывности

«Сколково» предлагает свою концепцию «Серебряного университета», который, по их мнению, может стать одним из направлений социального развития, дающим возможность использовать потенциал старшего поколения для решения экономических вопросов.

В эту концепцию заложена идея непрерывного образования, поясняет Денис Конанчук, руководитель Центра образовательных разработок бизнес-школы «Сколково». Он имеет в виду три периода трудоспособного возраста. Первый - до 30 лет, когда молодой мобильный человек старается максимально использовать новые карьерные возможности и выходит на пик образовательной траектории, заканчивает бакалавриат, магистратуру или аспирантуру. Второй - от 30 до 55 лет, период рутинной трудовой деятельности, стабильности и разнообразных финансовых обязательств и повышения квалификации. Для первых двух групп образовательные возможности не ограничены. «Третий период - от 55 и выше, это не задействованный трудовой ресурс, - считает Конанчук. - И важно предложить им такой образовательный формат, который позволит не выбрасывать накопленный за жизнь интеллектуальный капитал за ненадобностью, а работать на обогащение культуры, осмысление собственного жизненного пути, передачу опыта от третьего возраста более молодым». В «третьем возрасте» у человека открываются новые возможности, поясняют в «Сколково». Дети выросли, долги выплачены, можно пожить для себя и погрузиться в ту деятельность, о которой человек мечтал много лет, но не мог себе позволить.

Большинство международных форматов образования для «третьего возраста» нацелены именно на это. Кому-то в бабушки, кому-то в предприниматели, а кто-то хочет быть наставником.

Пенсионеры не против

Треть (34%) людей пенсионного и предпенсионного возраста готовы лично еще раз сесть за парту. К переобучению готов каждый десятый (11%) в возрасте 72 лет и старше, каждый четвертый (25%) «законный пенсионер», перешагнувший официальную планку пенсионного возраста (возрастная группа от 63 до 71 года), 37% мужчин и женщин околопенсионного или младшего пенсионного возраста (58-62 года). Высока доля не согласных с тем, что работающие пожилые люди лишь «доживают» в профессиональном плане (27%).

«В России эта идея приживается пока сложно, - признает Конанчук. - Пенсионеры предоставлены сами себе. А помощь им в основном сосредоточена в социальной сфере. Мы хотим поменять тренд и создать новые зоны для предпринимательской деятельности и образования».

«В условиях демографического старения российского населения необходимо обратить внимание на интеллектуальный потенциал людей старшего поколения - они способны внести существенный вклад в развитие общества и создание новых смыслов для последующего поколения», - уверен Левинтов.

Выборочные исследования по российским регионам показали, что «преобладающим является мнение о том, что забота о пенсионерах должна исходить в первую очередь от центральной власти (62% ответов). Доля тех, кто вменяет подобную заботу близким людям, существенно меньше: 31% назвали детей и внуков, 4% в целом семью, родственников. Чрезвычайно мало тех, кто ждет помощи от местной власти (4%) и специальных структур, призванных обеспечивать и поддерживать пенсионеров: пенсионного фонда (2%), социальных служб (1%), медиков (1%). 8% ориентированы на самопомощь.

Людям старшего возраста, по результатам исследования, важно продолжение допенсионного образа жизни с сохранением установок активного трудоспособного возраста. Пик любительской активности (81%) приходится на возрастной период 63-71 год, когда человек постепенно сворачивает трудовую деятельность, но еще полон сил и энергии, чтобы предаваться любимому занятию.

«Большинство с возрастом начинает тянуться к красоте - им хочется заниматься ландшафтным дизайном, интерьером, фотографией. А таких курсов очень мало», - знает Анастасия Лазибная, основатель интернет портала «Баба-деда» для людей старшего поколения. Есть много курсов компьютерной грамотности для старшего поколения, на них, кстати, везде большая запись, в основном из-за двух причин - огромного спроса со стороны аудитории и небольшой пропускаемости: оптимальное количество учеников в группе не должно превышать 15, максимум 20 человек. Такие компьютерные курсы запустили и крупные корпорации, в том числе IТ: компании МТС, «Ростелеком», например, и государственные структуры (это стало возможным за счет компьютеризации библиотек).

Кто заплатит за учебу

Самым трагическим и безнадежным с точки зрения маркетинга «Серебряных университетов» является неплатежеспособный спрос, признает Левинтов: почти 60% респондентов хотели бы получить «серебряное образование», но не имеют возможности этого сделать.

В концепции заложены две бесплатные программы и несколько платных форматов. В «Сколково» рассуждают, что помочь с оплатой коммерческих программ может в будущем и государство, и благотворительные и спонсорские организации.

«Образовательных программ, курсов переквалификации и переобучения людей в возрасте очень не хватает по всей стране, - знает Лазибная. - Некоторые программы запускаются, но на них не выделяют постоянные бюджеты, поэтому они либо сворачиваются из-за недостатка финансирования, либо работают без уверенности в том, что будет новый учебный год».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать