Статья опубликована в № 3818 от 23.04.2015 под заголовком: Возраст эффективности

Сотрудники, чувствующие себя моложе «календарного» возраста, успешнее тех, кто осознает свой возраст

Такой вывод сделали исследователи из Германии
А. Таранин

На фоне вновь обострившихся в России разговоров о значительном повышении пенсионного возраста растет и озабоченность работодателей о том, как старение коллектива скажется на эффективности работы. Избитая фраза Габриэля Гарсия Маркеса «Возраст – это не то, сколько вам лет, а то, как вы себя чувствуете», похоже, приобретает сейчас новое звучание. Исследования, проведенные в Германии представителями стареющего поколения индустриально развитого мира, показали: сотрудники, которые чувствуют себя моложе своего «календарного» возраста, более успешны в работе, чем те, кто осознает свой возраст реально. Если работодатели не будут сами проводить границ между молодыми и возрастными сотрудниками, то беспокоиться о снижении производительности им не придется.

Опустошающая вилка

В Великобритании работники старшего возраста сильно выиграли от того, что их доля среди трудоспособного населения увеличилась (за последние два года их доля в общем коэффициенте занятости выросла до двух третей). Теперь правительство находит доводы, которые доказывают, что эти люди обладают высокой производительностью труда.

Молодые старички

В исследовании, опубликованном в Journalof­Applied­Psychology, приводятся данные по 15 164 работникам 107 немецких компаний из разных секторов – от розничной торговли до финансов. Исследователи выяснили, что сотрудники моложе 25 лет чувствуют себя старше, чем они есть на самом деле. Зато к 50 годам многие начинают чувствовать себя на восемь лет моложе реального возраста. Чем моложе чувствует себя работник, тем выше производительность его труда. В компаниях, где сотрудники в полной мере ощущали свой возраст, производительность труда падала на 5–6%, выяснили эксперты.

Евгений Куприянов, управляющий партнер консалтинговой компании Formatta, эксперт в оценке персонала, однозначной корреляции между психологическим возрастом и производительностью, эффективностью работы не наблюдает. Он знает примеры очень успешных менеджеров в возрасте «за 50», которые вполне ощущают себя на свой возраст, не пытаются молодиться, а, наоборот, извлекают максимум из своего опыта и подстраивают свой стиль работы под свой возраст.

«Более эффективны те люди, которые находятся в гармонии с собой и с окружающей их рабочей средой. Менее эффективны те, кто понимает разрыв между своими возможностями, ожиданиями коллег, требованиями рабочей среды и пытается всеми силами этот разрыв преодолеть. У каждого человека есть какое-то количество внутренних разрывов между «хочу» и «могу» (например, «я хочу руководить людьми, но пока не умею этого делать» или, наоборот, «я умею работать под давлением, но мне это совсем не нравится»), это естественно и нормально, но, если таких разрывов слишком много, эффективность человека падает, поскольку он слишком много сил тратит на преодоление своего внутреннего дисбаланса», – считает Куприянов.

Так что тяжелее всех сотруднику, которому 60 лет, чувствует он себя на 60, но старается выглядеть и работать на 40.

Забыть о годах

На самоощущение работников влияют два основных фактора, подчеркивают исследователи. Наполненность работы смыслом и отсутствие в компании корпоративных процедур, которые бы дискриминировали людей старшего возраста. Например, отсутствие ограничений допуска пожилых сотрудников к тренингам. «Трудоспособное население стареет, и работодатели все больше беспокоятся о том, что производительность труда может упасть. Но этого не случится», – говорит соавтор исследования Флориан Кунзе из Университета Констанца. «Важен не столько сам возраст, сколько его субъективное восприятие», – добавляет он.

«У старшего поколения выше не только осознанность работы, но и мотивация и желание быть нужным и полезным. Это очень сказывается на вовлеченности его как сотрудника, а зачастую и как члена команды», – считает бизнес-психолог и коуч Дарья Пантюх.

Если у человека в 50–60 лет и старше убеждение, что дело близится к закату и главное – досидеть до пенсии, то толку от него немного, полагает Пантюх, но, если в том же возрасте он убежден, что может еще научиться чему-то новому и работать, используя весь свой опыт, он даст фору многим молодым. Таким людям важно предоставить возможность обучения, тренинга, а тренер создаст условия, в которых он поддержит уверенность «молодого» студента и участника, полагает Пантюх, и это будет самой эффективной и результативной инвестицией средств в обучение персонала.

Однако российские компании редко вовлекают возрастных сотрудников в тренинговый процесс, отмечают собеседники «Ведомостей».

Причины этого Куприянов видит в своеобразных приоритетах обучения. «Наши компании подавляющее большинство усилий по обучению направляют на вводное обучение новичков, а также развитие тех, в ком видят потенциал к росту, иными словами, в обучение кадрового резерва, а это, как правило, относительно молодые люди. При этом обучение, направленное на повышение личной эффективности, т. е. как научить человека более эффективно выполнять ту же работу, лучше планировать свое время и т. п., в наших компаниях встречается редко и намного реже, чем в Европе», – знает Куприянов.

Зачастую включение немолодых сотрудников в обучение зависит от отрасли, в которой работает компания, парируют работодатели.

«Мы работаем в технологичной области, которая предполагает постоянное самосовершенствование, и наши сотрудники, как молодые, так и более возрастные, участвуют в тренингах, а порой и сами инициируют подобную активность», – уверяет Надежда Бондарева, менеджер по персоналу Linxdatacenter.

Производительный комфорт

В нулевые у «Русала» был курс на омоложение компании. Сотрудников стимулировали выходить на пенсию, выплачивая серьезные компенсации при выходе, но при этом сроки их выплаты ограничивали. В зависимости от стажа работы эти выплаты для всех составляют от трех до шести окладов. «Когда перед нами стояла задача омоложения компании, то мы выплачивали эту компенсацию только при условии, что человек уходит в течение трех месяцев по достижении пенсионного возраста», – рассказывает Олег Василевский, директор по персоналу «Русала».

Два года назад от ограничений по выплатам отказались. Теперь компания, наоборот, заинтересована в том, чтобы люди не торопились уходить. Подчеркивают, что выплату можно будет получить в любой момент, а за счет регулярной индексации зарплаты и финальная выплата увеличивается. Примерно половина достигших пенсионного возраста сотрудников, по оценке Василевского, остается работать и дальше.

Сейчас многие возрастные сотрудники «Русала», по словам Василевского, не живут в стрессе, ожидая выхода на пенсию, а видят свое будущее и эффективно, энергично продолжают работать. «Многие наши возрастные сотрудники по энергетике дадут еще фору молодым. Когда у людей есть возможность продолжать работать, это полезно прежде всего для их здоровья и самоощущения. А чем человек лучше себя психологически чувствует, тем это лучше для компании. Психологический комфорт, безусловно, влияет на производительность», – резюмирует Василевский.