Статья опубликована в № 3922 от 22.09.2015 под заголовком: Вернуть людей на Дальний Восток

Новая госструктура собирается спасти Дальний Восток от деградации и утечки мозгов

Власти выделяют на развитие трудовых ресурсов региона около миллиарда рублей

Кадровую ситуацию на Дальнем Востоке местные экономисты называют демографической деградацией. За 25 лет из региона уехало более 2 млн человек, говорит Юрий Авдеев, директор Азиатско-Тихоокеанского института миграционных процессов. Сейчас и уезжать уже некому – все, кто мог, сбежали, уточняет он. У властей же восстановить баланс трудовых ресурсов пока не получается. Недавно Владимир Путин, выступая на экономическом форуме во Владивостоке, распорядился создать здесь специальное агентство по человеческому капиталу. И такое агентство было создано в начале сентября в Минвостокразвития. Новой госструктуре поручено привлекать специалистов из других регионов, поддерживать работодателей, которые нанимают приезжих, и всячески способствовать притоку рабочей силы. Раньше этим занимался департамент развития человеческого капитала, территориального и социально-экономического развития при Минвостокразвития, но эта структура будет расформирована, рассказал представитель министерства. В штате нового агентства будет 50–70 человек. Бюджет агентства до 2019 г. составляет 894 млн руб. согласно распоряжению правительства от 2 сентября 2015 г.

Мы ее теряем

Кадровая катастрофа на Дальнем Востоке вызвана старением населения, низкой рождаемостью и непрекращающимся оттоком населения, считает Авдеев. А государство, по его мнению, лишь усугубляет этот процесс, пытаясь ограничить возможности бизнеса. К примеру, оно разрушило целую отрасль, которая занималась поставками автомобилей из Японии и в которой было занято 11 000–12 000 дальневосточников, введя заградительные пошлины на импорт подержанных иномарок, сказал Авдеев «Ведомостям».

Только в 2014 г. превышение числа уехавших из региона над числом приехавших составило 24 752 человека, люди перебираются из ДФО в другие регионы или за границу. Для сравнения: население Центрального федерального округа за тот же год приросло почти на 216 900 человек, по данным Росстата. Здесь мало шансов сделать карьеру, не лучшее сочетание зарплат и цен, суровый климат в северных районах, слабая подготовительная база в вузах, перечисляет причины утечки мозгов Юлия Каменщикова, руководитель отделения Kelly Services на Дальнем Востоке. В июле 2015 г. среднемесячная зарплата работников в ДФО была 44 849 руб. А стоимость потребительской корзины на 31% выше, чем среднероссийской, по данным Росстата.

Работать некому

На большинстве судов отечественных компаний Дальнего Востока, рассказал «Ведомостям» собеседник из рыбной отрасли, молодежи нет. Все механики старше 40 лет. Старшим механикам или капитанам судов за 50 лет, сказал собеседник. По его словам, в последние 15 лет вузы не готовят специалистов отрасли. На судах работают те, кто учился в советское время. Пять лет назад на заводе СП «Мазда Соллерс мануфэкчуринг рус» во Владивостоке (занимается сборкой машин Mazda и SsangYong) работало 200 приезжих специалистов, а в этом году – в 5 раз меньше, рассказывает Оксана Прищепа, директор по персоналу «Соллерса». Компания старается нанимать на работу жителей Дальнего Востока, однако кадров не хватает, приходится приглашать специалистов из других регионов.

Трое на вакансию

На одну вакансию в ДФО приходится три резюме, по данным HeadHunter. Это означает, что конкуренция среди соискателей ниже, чем в среднем по России: людям найти работу проще, а у компаний выбор специалистов один из худших по стране. В среднем ежедневно в сентябре 2015 г. пользователям HeadHunter было доступно 7669 резюме в регионе (из них 45% – в сфере продаж, 13% – в банковском секторе). Количество размещенных здесь резюме – 22 856.

Как рассказывает Дмитрий Алексеев, президент ГК DNS (одной из крупнейших сетей магазинов электроники), компания начинала свое развитие с Дальнего Востока и выбрала тактику «медвежьих углов»: открывала магазины в отдаленных городках ДФО – например, в Большом Камне с населением менее 40 000 человек. Заманить в Приморье нужного специалиста, например, с юга России – трудновыполнимая и очень дорогая задача, замечает Алексеев. В Хабаровске и Владивостоке самая высокая доля людей, которые откликаются на вакансии из других регионов, по данным HeadHunter. Если в Петербурге желающих поехать за работой 4%, то в Хабаровске – 19%. Дальневосточники уезжают, потому что соотношение доходов и затрат складывается не в их пользу, говорит Алексеев. Люди ищут лучшего качества жизни. Цены на квартиры и зарплаты во Владивостоке – на уровне Петербурга, но возможности для обучения детей и досуга, вся инфраструктура хуже, сказал он. Самая желанная цель мигранта – Москва, Краснодар или Петербург.

Полмиллиона на переезд

Сейчас правительство пытается создать на Дальнем Востоке льготные условия для развития бизнеса, отмечают эксперты, – например, свободный порт и территории опережающего развития (ТОР), но эти меры могут только ускорить миграционный отток населения, убежден Авдеев. По его мнению, свободный порт, как и ТОРы, – это локальные территории с набором льгот для избранных: «Разработчики предполагали, что, создавая льготные условия для производителей, они позволят им конкурировать на внешнем рынке. Но сегодня уже очевидно, что такому производителю не особо нужно работать на экспорт. Получив льготы, он смотрит на внутренний рынок и готов на него выходить со своей продукцией». Получается, что конкурировать он будет с теми, кто производит то же самое в соседнем городе, но вне ТОРов и у последних не остается другого выбора, нежели разориться либо уехать отсюда, говорит эксперт.

А вот госпрограмма поддержки мобильности трудовых ресурсов экономистам и бизнесу кажется полезной. В апреле 2015 г. правительство опубликовало список 15 регионов, куда привлекать кадры стоит в первую очередь. В него попали Амурская, Магаданская, Приморский и Хабаровский края, Чукотский автономный округ. У Минтруда есть программа, цель которой – стимулировать работодателей, привлекающих сюда специалистов. Она предполагает, что компаниям будут компенсировать расходы на переезд – 225 000 руб. за сотрудника.

На переезд одного управленца на Дальний Восток в DNS тратят около 500 000 руб. Этой суммы хватает на год аренды жилья и перевоз машины, уточняет Алексеев. О программе Минтруда он ничего не знал и считает, что такая поддержка была бы кстати. Эта сумма, конечно, недостаточная, но, если она хотя бы частично покроет расходы работодателей, уже хорошо, считает Галина Попова, гендиректор рекрутингового агентства «Карьера-форум» из Владивостока. Эти деньги можно потратить на привлечение людей из депрессивных регионов ДФО, например Магадана, в более благополучные города.

Приравнять к целине

Привлечь специалистов не так сложно, если есть стоящая работа и амбициозные задачи, считает Попова. Когда Владивосток готовился к саммиту АТЭС в 2012 г., ей поручили найти управленцев для проектов в сфере строительства, ресторанного и гостиничного бизнеса. И заманить их из Москвы, Екатеринбурга, Новосибирска оказалось на удивление легко. Жажда интересных проектов была сильна, и люди оказались легки на подъем. А вот когда все закончилось, многие уехали. Попова сама в 1988 г. приехала в Приморский край из Петербурга за интересной работой – открывать кафедру психологии для морских инженеров в одном из вузов.

Переломить ситуацию можно, лишь создав здесь особую миграционную зону и общий для Северо-Восточной Азии рынок труда с благоприятными условиями для предпринимателей, резюмирует Авдеев: «Территорией опережающего развития должна стать вся территория ДФО. Только в этом случае можно изменить ситуацию – создать здесь условия, в которые люди захотят приехать». Кадровую проблему не решить только за счет российских специалистов – нужно привлекать рабочую силу из Кореи, Китая, Вьетнама, замечает он: «Но пускать надо не только торговцев, которые занимаются продвижением своих брендов, а тех, кто будет работать на строительстве дорог, инженерных сооружений и жилья». Регион мог бы стать тем самым плавильным котлом, где все это могло бы зарождаться и задавать импульс развитию всей России в демографическом плане. Только на северо-востоке Китая 8 млн безработных, Северная Корея может предоставить нам организованно рабочую силу – 2 млн человек.

Поднимать регион надо, но рутинными методами сделать это будет трудно и на это уйдут долгие годы, считает Андрей Коровкин, завлабораторией прогнозирования трудовых ресурсов Института народнохозяйственного прогнозирования РАН. «Решить проблему можно скачком: призвать людей приезжать на три года работать за большие деньги, как в советские годы проводилось освоение Севера», – предполагает эксперт.