Менеджмент
Бесплатный
Мария Подцероб|Оксана Гончарова
Статья опубликована в № 3992 от 13.01.2016 под заголовком: Дорогой ликбез для гендиректора

Российские программы Executive MBA стали терять слушателей

Места топ-менеджеров госкорпораций заняли руководители из среднего бизнеса. Но лишь частично

«В этом году мы набрали на курс Executive MBA (EMBA) лишь 75–80% от прошлогоднего плана», – признает Максим Фельдман, руководитель направления по работе с клиентами бизнес-школы «Сколково». Причина недобора, по его словам, – высокая стоимость обучения, номинированная в евро. Пресс-служба школы уточнила, что стоимость курса Executive MBA в этом году составила 90 000 евро на английском языке и 95 000 евро – с переводом на русский. Топ-менеджеров в последнем наборе было меньше, чем обычно, – всего 44% от курса. Зато 56% набора составили предприниматели, которые надеются, что новые знания помогут им развивать бизнес в кризисное время.

Арамис Каримов, гендиректор компании по подбору топ-менеджеров Mr. Hunt, консультирует и трудоустраивает топ-менеджеров из наиболее пострадавшей от кризиса банковской отрасли. Руководители, потеряв работу, думают о трудоустройстве в смежных отраслях. И многие хотят пойти поучиться, рассказывает эксперт. Но он говорит, что даже для топов учеба в элитарных бизнес-школах слишком дорога. Поэтому чаще всего выбор экс-банкиров падает на краткосрочные прикладные курсы, а не на EMBA, отмечает Каримов.

Количество топ-менеджеров крупных компаний среди слушателей российских программ Executive MBA в целом сократилось по двум причинам: госкорпорации урезали образовательные бюджеты, а сами топ-менеджеры поняли, что на кризисном рынке модная и дорогая «корочка» не помогает хорошо трудоустроиться, говорят опрошенные «Ведомостями» эксперты.

Ставка на средних

В кризис даже небольшое улучшение качества услуг или небольшой рост продаж уже может стать решающим, считает Юрий Белонощенко, соучредитель «Бэби-клуба», а в прошлом директор управляющей компании «Уралсиб», который в 2014 г. окончил курс Executive MBA в «Сколково». Он уверен, что обучение в бизнес-школе не просто меняет мировоззрение руководителя, но и помогает ему совершить прорыв в бизнесе. Сейчас он собирается отправить на один из курсов в «Сколково» своего исполнительного директора. Тот и так справляется с обязанностями, но в условиях кризиса Белонощенко ждет от своего директора большего: он хочет, чтобы на кризисном рынке тот вывел его бизнес на новый уровень.

Организаторы учебных программ в крупнейших российских бизнес-школах уверяют, что интерес слушателей к EMBA не слабеет и в кризис. В бизнес-школы массово пошли учиться руководители среднего российского бизнеса, потому что средние предприятия благодаря импортозамещению получили возможности для развития, констатирует Сергей Мясоедов, проректор РАНХиГС. По его словам, именно за счет увеличения спроса на образование Executive MBA со стороны среднего российского бизнеса набор на этот курс в РАНХиГС вырос в 2015 г. на 23%. То же самое, говорит Мясоедов, произошло и в других ведущих российских бизнес-школах. На фоне кризиса лидеры российского бизнес-образования стали таким образом увеличивать рыночную долю и отнимать клиентов у более слабых школ, которые не могут предложить слушателям полноценные программы Executive MBA, поясняет он. Правда, за право учиться на полноценной программе Executive MBA клиент должен раскошелиться: если осенью 2014 г. этот курс в ИБДА РАНХиГС стоил 1,3 млн руб., то к осени 2015 г. цена в рублях немного уменьшилась – до 1,2 млн, но слушателей попросили доплатить за стажировку в Великобритании 3000 фунтов стерлингов по курсу ЦБ. 90% слушателей, по словам Мясоедова, оплатили курс из собственного кармана.

Теряют иллюзии

Несмотря на оптимистичные заявления руководителей крупнейших бизнес-школ, школы помельче честно говорят о стагнации рынка EMBA. «Весенний набор 2015 г. на программу Executive MBA оказался настолько скудным, что людей пришлось объединить с группой, проходившей обучение по обычной программе MBA», – признался представитель одной из российских бизнес-школ. Он сказал, что по итогам двух наборов 2015 г. бизнес-школа привлекла чуть больше слушателей, чем в 2014 г. Ситуацию спасли предприниматели из регионов, тогда как раньше на эту программу шли по большей части предприниматели из Москвы и Петербурга, добавляет он.

Противник МВА

Гуру предпринимательства Илон Маск сделал примечательное заявление: «По возможности избегайте нанимать выпускников MBA-школ. На этих программах людей не учат создавать компании. Мы нанимаем сотрудников несмотря на то, что у них есть диплом MBA, а не благодаря ему». Маск считает, что выпускники бизнес-школ не очень креативны и плохо адаптируются к современному рынку.

Но даже в звездных школах, где с наборами все замечательно, слушатели нередко разочаровываются в предлагаемом курсе и уходят после первого или второго модуля, заплатив только 25% за обучение и отказавшись платить следующий транш, утверждает Алексей Ищенко, бизнес-коуч, выпускник Стэнфордской школы бизнеса и преподаватель нескольких ведущих российских бизнес-школ. Часто это происходит так: сначала перед слушателями выступает западный звездный эксперт, который говорит общие фразы о западном бизнесе, потом приходит какой-нибудь наш звездный олигарх или банкир, который объясняет, как он открыл и развил свой бизнес. А после этого слушателю дают кейс про развитие бизнеса на нынешнем кризисном рынке, и он не знает, что написать. «На этом этапе многие приходят ко мне и говорят: «У нас выступал Тиньков и рассказывал про свой банк, но ведь он давно его открыл. А мне нужно написать про то, как создать бизнес в условиях, когда кредиты дают под 26% и новых клиентов сложно привлекать», – рассказывает Ищенко. На этом этапе часть студентов решает, что им незачем оплачивать столь дорогой курс. Люди разворачиваются и уходят. И школам приходится придумывать разные способы привлечения слушателей.

Развлекая, привлекай

По словам Фельдмана, в «Сколково» программа Executive MBA на 50% отличается от обычного курса MBA. Здесь разбирают реальные примеры работы советов директоров, решают вопросы, связанные с покупкой и продажей бизнеса, и учатся правильно выстраивать отношения с акционерами и топ-менеджерами компаний. Однако среднестатистическому руководителю часто непонятно, зачем платить такие деньги за абстрактные знания, когда проще пройти курс MBA и освоить там, например, бухучет, основы управления проектами и психологии. И организаторы стараются разнообразить программы для топов. Например, курс в «Сколково» включает развлекательные элементы: слушатели встречаются со звездами западного и отечественного бизнеса, участвуют в разных мастер-классах по изобразительному искусству и в выездных семинарах под Владимиром. «У нас есть профессор, который вывозит студентов за город в лес, одевает всех в теплую одежду, заставляет строить шалаш и вести в нем деловые переговоры. Часть студентов всегда в восторге, часть – недовольна, но это все равно фишка курса», – говорит Фельдман. Да и как еще заинтересовать успешных людей среднего возраста, которые уже все видели и все знают, добавляет он. Просто сидеть в аудиториях им скучно.

Другие школы тоже изобретают приемы, лишь бы заполучить успешных и готовых заплатить им деньги клиентов. Так, в «Мирбисе» и «Синергии» для студентов создали бизнес-театр. А в словенской школе IEDC для слушателей ввели курсы в сфере искусства: руководители вместе с музыкантом разбирают музыкальные произведения и обсуждают разные концепции исполнения, рассказывает Юрий Тазов, президент Российской лиги MBA. Он говорит, что делается это для того, чтобы руководители научились использовать в своей работе не только разум, но и эмоции и выстраивать правильные эмоциональные отношения с подчиненными.

Не до учебы

Святослав Бирюлин, основатель консалтинговой компании Sapiens Consulting, вообще сомневается в том, что спрос на программы Executive MBA растет. По его мнению, школы выдают желаемое за действительное. «Стоимость программ Executive MBA в дорогих зарубежных школах растет вместе с курсом доллара, т. е. угрожающими темпами, – говорит он. – А те российские школы, с которыми сотрудничаем мы, в лучшем случае констатируют сохранение спроса, но не рост».

Опровергает он и заявления о том, что в школы сегодня массово идут руководители из среднего бизнеса. «Среди представителей среднего бизнеса образование вообще никогда не было особо популярно, тем более программы Executive MBA, ориентированные не столько на практические управленческие инструменты, как обычный курс MBA, сколько на развитие стратегического видения и глубокое погружение в философию бизнеса», – замечает Бирюлин. В неблагополучные для экономики времена спрос на бизнес-образование в целом и на программы Executive MBA в частности будет неизбежно падать, какие бы фишки школы ни придумывали, считает эксперт.