Статья опубликована в № 4065 от 28.04.2016 под заголовком: Япония строит Кремниевую долину

Япония пытается создать свою Кремниевую долину

Проблема в том, что японцы мало склонны к риску и мечтают работать в крупных корпорациях

Груда картонных ящиков разделяет в новом офисе Mistletoe в Токио разные стартапы друг от друга. Мир Самоделкиных, далекий от душной атмосферы офисов японских корпораций, – вот что хочет видеть основатель инкубатора Тайдзо Сон, серийный предприниматель и младший сын основателя SoftBank Group Масаёси Сона.

«Япония может похвастаться и талантами, и деньгами, но ей не хватает экосистемы, чтобы создать собственную Кремниевую долину. Этим мы и занимаемся», – говорит 43-летний Сон, называющий Mistletoe программой по совместному основанию новых бизнесов.

Нация, придумавшая СD-плейер и скоростной поезд еще до того, как в Китае вообще появилась высокотехнологичная промышленность, сдает позиции китайским интернет-компаниям вроде Alibaba. Учитывая свое высокотехнологичное прошлое, Япония рассчитывает, что именно предприниматели из этой сферы помогут выправить захромавшую экономику.

Государство и венчурные фонды помогают стартапам финансово, ведущие университеты запускают инкубаторы, и даже старейшие и крупнейшие конгломераты вроде Mitsubishi и Mitsui тратят деньги на поддержку предпринимателей. Кое-кому удалось сделать прорыв. Основанная в 2005 г. Euglena производит продукты питания, сырье для косметики и даже разработала технологию получения топлива из микроскопических водорослей. В 2012 г. она стала публичной и теперь имеет капитализацию более $1 млрд. Mercari разработала приложение, с помощью которого люди продают друг другу разнообразные вещи, и теперь оценивается более чем в $1 млрд.

Беда Японии в том, что мало кто мечтает рискнуть и начать свое дело – все стремятся работать в крупной компании. Хотя судьба Toshiba и Sharp наглядно показала, что размер не означает безопасности, почитание корпораций в крови у японцев. Пример – Ёсиюки Тагути, 22-летний участник проекта Slush Asia (аналога финской конференции Slush, которая призвана познакомить предпринимателей, талантливых технарей и инвесторов). После получения диплома он хотел работать со Slush Asia, но семья настаивала на работе в известной крупной компании. После месяца споров он сдался и устроился в одно из ведущих рекрутинговых агентств.

Гендиректор Slush Asia Анти Соннинен говорит, что Японии нужно побольше ориентированных на работу с начинающими предпринимателями инвесторов, чтобы создать модель для подражания. Именно это Сон пытается делать в Mistletoe. Здесь привечают проекты по бизнес-образованию и проводят мероприятия, на которых стартаперы пытаются продать свои идеи инвесторам. Также компания сотрудничает с венчурными фондами, чтобы решить насущные проблемы Японии – от транспортной до старения населения.

Сон причисляет себя к первому поколению японских стартаперов, затеявших свое дело во время бума интернет-компаний конца 1990-х. Поиск средств был кошмаром, вспоминает он. Нынешние же предприниматели могут ссылаться на успех японских стартапов, от электронной торговой площадки Rakuten до оператора популярнейшей мобильной социальной сети DeNA.

Количество компаний, проводящих IPO, в прошлом году достигло восьмилетнего максимума – 98. Около двух третей прошли листинг на Токийской бирже в секции быстро растущих компаний Mothers (Market of the High-Growth and Emerging Stocks), сообщает Japan Exchange Group.

В 2000 раз меньше

$29 млн составили венчурные инвестиции в Японии в прошлом году, по данным AVCJ Research. Это выглядит весьма скромно по сравнению с аналогичным показателем США – $59,1 млрд, по данным National Venture Capital Association

Среди успешных проектов Сона – совместный проект с американским холдингом Yahoo Japan, который он помогал запускать в 1996 г. и который теперь стал крупнейшим порталом страны. Другая история успеха – Gungho Online Entertainment, производитель популярных видеоигр. Старший брат Сона организовывал крупные сделки SoftBank за рубежом. Например, поглощение в 2013 г. мобильного оператора Sprint в США и ряд инвестиций в Индии и других азиатских странах. А младший Сон пытается раскрутить высокотехнологичную отрасль у себя на родине.

«Студия стартапов», как прозвал Сон Mistletoe, занимает 1300 кв. м. Она предлагает не только кров, но и помощь экспертов по разным вопросам: от искусственного интеллекта до промышленного дизайна.

Среди обитателей студии – компания Fove, разрабатывающая шлем виртуальной реальности, отслеживающий взгляд. Сама Mistletoe напрямую инвестирует в два десятка стартапов, в том числе Fomm – разрабатывающий компактные электрокары, которые способны плавать. Сбывать их предполагается в странах вроде Таиланда и Индонезии, где часты наводнения.

«Сейчас в Японии уже немало желающих поддержать стартапы. Но важно выстроить систему, позволяющую предпринимателям превращать изобретения в коммерческий продукт, – говорит Ацуко Номура, старший исследователь Japan Research Institute. – В этом могут помочь крупные компании, но не видно, чтобы они предпринимали достаточно усилий».

Сон видит шанс для Японии в наступлении эпохи интернета вещей. Ведь страна традиционно сильна в производстве «железа». «Крупные компании Японии до сих пор разрабатывают эффективные технологии. Но они не любят риск, в отличие от стартапов, которым нечего терять, – рассуждает Сон. – Единственный способ для Японии создать собственную экосистему – добиться, чтобы все игроки сосуществовали и сотрудничали. Вот мы и наводим мосты между ними».

Перевел Антон Осипов

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать