Менеджмент
Бесплатный
Оксана Гончарова|Мария Подцероб
Статья опубликована в № 4068 от 05.05.2016 под заголовком: Каждый третий живет работой

За последние 25 лет трудоголиков в России меньше не стало

Хотя доля людей, которые считают работу вынужденной необходимостью, увеличилась – ВЦИОМ

За последние 25 с небольшим лет доля россиян, которые считают работу неприятной необходимостью, выросло вдвое – с 7% (1991 г.) до 14% (2016 г.), выяснили специалисты ВЦИОМа, опросив в конце апреля 1600 человек в 130 населенных пунктах в 46 областях, краях и республиках России. Чем старше человек, тем сильнее негатив: среди молодежи от 18 до 24 лет доля тех, кто вообще не хочет работать, в этом году составила 5%, среди 44-летних эта доля уже 12%, а среди 60-летних – 35%.

Те, кому сейчас 45–60 лет, начинали карьеру в 1990-е гг.: они приложили немало усилий, чтобы адаптироваться к новой системе, много пережили, перепробовали разные профессии, говорит психолог Мария Макарушкина, партнер компании «Экопси консалтинг». Сейчас им кажется, что их опыт исчерпан и любая новая работа будет повторением старой.

Недавно компания HeadHunter провела аналогичный опрос, который тоже зафиксировал рост тревожных и негативных настроений. Авторы исследования опросили 6275 жителей страны, ищущих работу. 73% опрошенных признались, что долгие поиски работы вызывают у них тревогу. А те, кто испытал временное облегчение после увольнения, остаются спокойными недолго – не более 1,5 месяца (47%).

Тревожный месяц

Нервозность кандидатов проявляется в их готовности рассматривать вакансии в малоизвестных компаниях и с зарплатой значительно меньше той, на которую они изначально рассчитывали, говорит Сергей Байтеряков, руководитель практики бизнес-консалтинга компании Molga Consulting. В сферах, где конкуренция между соискателями высока, тревога наступает быстрее, замечает консультант. Так, по его словам, это состояние все чаще начали испытывать представители профессий с убывающей ценностью на рынке труда. Они же самые сговорчивые среди всех кандидатов в переговорах с работодателями. Например, редакторы бумажных СМИ сейчас уходят в электронные с сильным понижением в зарплате, говорит Байтеряков. Возможен и другой сценарий: человек начинает просить еще больше денег, объясняя это тем, что он много дней потратил на поиски работы и ему нужно окупить это время, замечает Евгения Ланичкина, партнер рекрутинговой компании Antal Russia. По мнению Макарушкиной, сегодня большинство кандидатов перестали мыслить в долгосрочной перспективе. Если в сытые времена люди планировали карьеру на 5–7 лет вперед, то сейчас они cогласны занять позицию уровнем ниже той, на которую рассчитывали, надеясь, что это временно.

Делают вид, что работают

По данным опроса ВЦИОМа, сейчас граждан гораздо больше, нежели в 1991 г., тревожит обесценивание зарплат. И это мешает им продуктивно работать. На вопрос о том, при каких условиях они бы стали работать лучше, чем сейчас, 62% россиян ответили: если бы больше платили (в 1991 г. их было почти столько же – 59%). Но существенно увеличилась доля тех, кто ставит в зависимость выработку от покупательной способности зарплаты: 24% респондентов сказали, что если бы заработанные деньги имели большую ценность, то и работали бы они лучше (в 1991 г. – 18%).

Инфляция и скачки курса доллара – это то, на что работники, по их мнению, влиять не могут, рассуждает Байтеряков. Люди все чаще оценивают свою зарплату по покупательной способности. Они рассуждают так: если мне платят за тот же труд меньше, чем раньше, то и я должен умерить трудовой энтузиазм. Получается, что работодатели делают вид, что платят, а работники делают вид, что работают.

Запас прочности

Чтобы человек, пребывающий в поисках работы, сохранял спокойствие, необходимо совпадение трех факторов, делится наблюдениями Анна Бурова, руководитель направления консалтинга компании ManpowerGroup Russia: бескомпромиссности в карьере, наличия сбережений и поддержки семьи. Многие люди хотят остаться в определенной отрасли, компании, профессии, они скорее займут деньги, подработают на временных проектах или сократят свои расходы, но никогда не примут непривлекательного предложения, говорит консультант. Чем выше позиция соискателя, тем спокойнее и адекватнее он подходит к поиску работы, понимая, что неправильный выбор работодателя может испортить его карьеру, поясняет Ланичкина. Кандидаты среднего и высшего звена, как правило, имеют сбережения, на которые они могут жить месяцы, а то и несколько лет. Помогают выстоять и родственники: если они не терзают человека, каждый день напоминая ему о том, что он безработный, то поиск работы проходит без лишних стрессов, замечает Бурова.

Но таких, кто может выжидать, меньшинство: 46% респондентов ответили, что нужно зарабатывать на жизнь и уже не до психологии.

Горят на работе

И все же многие любят работу, несмотря на кризисы. Для каждого третьего россиянина (32%), по данным опроса HeadHunter, работа – это возможность получать удовольствие от жизни. Причем, как показал опрос ВЦИОМа, люди с хорошим материальным положением готовы трудиться с большим рвением, чем те, кому денег недостает. Только 8% обеспеченных респондентов готовы бросить работу, тогда как среди респондентов с плохим финансовым положением эта доля – 18%.

Пока деньги не кончатся

Согласно опросу HeadHunter больше половины россиян (77%), находящихся в поиске работы, испытывают финансовые трудности. Лишь небольшая часть респондентов (9%) ответили, что в материальном плане у них все осталось на том же уровне, что и до увольнения. Они либо живут на сбережения, либо получают финансовую поддержку семьи, либо сдают в аренду жилье. Каждый пятый опрошенный из тех, кто пока живет безбедно, признался, что если через 1,5 месяца он не найдет работу, то финансовые проблемы начнутся и у него. А параллельно с ними – и психологический дискомфорт.

Екатерина Лопухина, психолог и гендиректор коучинговой компании «План Б.», считает, что стопроцентных трудоголиков сейчас стало меньше, чем раньше, потому что люди устали от бесконечной работы. Многие почувствовали, что, несмотря на все усилия, достигли потолка: перестали подниматься по карьерной лестнице и не могут много заработать. Как следствие, люди с головой уходят в хобби или проводят больше времени с семьей. Это помогает не так остро воспринимать происходящее на работе, говорит эксперт.

Нынешние трудоголики отличаются от прежних, объясняет Макарушкина. Четверть века назад переработки, перевыполнение плана считались делом чести, такова была рабочая культура, и она мало влияла на материальное благополучие трудолюбивых работников – технических специалистов, инженеров, руководителей производственных предприятий и т. д.

Сейчас ряды трудоголиков пополнились руководящими работниками разного ранга. Однако увлеченных работой людей сегодня можно найти не только среди высокооплачиваемых топ-менеджеров – их по-прежнему много среди специалистов и рабочих высокой квалификации, убежден Павел Безручко, управляющий партнер компании «Экопси консалтинг».

От идей к зарплате

Изменилась и мотивация. Прежние трудоголики мало что могли себе позволить на премии, говорит Макарушкина. Трудоголик XXI в. последовательно строит карьеру: сначала отличник в школе, в вузе, затем начальник отдела, потом руководитель компании. Он понимает, что усердная работа позволит ему достичь благосостояния. Выполняя и перевыполняя KPI, люди получают бонусы, на которые могут дать детям образование в престижном вузе, отдыхать с семьей за границей, откладывать деньги на достойную старость, замечает Макарушкина.

Однако не все работодатели понимают, что безотказные и горящие на работе люди нуждаются в правильной мотивации. «Если, например, талантливому и увлеченному микробиологу мало платить, в один прекрасный день его обязательно переманит западная лаборатория с новейшим оборудованием на еще более интересную работу и хорошую зарплату», – размышляет Безручко. Он не знает случаев, когда бы увлеченные работники отказывались от лучших условий труда. Подобных людей можно мотивировать также работой в достойной среде – в окружении образованных и воспитанных профессионалов. По наблюдению Безручко, увлеченные люди редко выгорают на работе, им не нужен баланс между работой и личной жизнью, потому что они их не разделяют. Им просто нужно создать комфортные условия и давать возможность восстанавливать силы, говорит он.