Статья опубликована в № 4102 от 24.06.2016 под заголовком: Помощь на дороге в режиме одного окна

Инженер-программист зарабатывает на аукционах среди эвакуаторщиков

Его сервис позволяет вызвать эвакуатор по минимальной цене в любом месте страны

По специальности Глеб Ерохин инженер-программист. В 2006 г. он окончил Астраханский государственный технический университет, но по профилю работал не всегда. В резюме, размещенном на HeadHunter, он указывает, что в 2007 г. купил московскую мебельную фабрику «Герцог» с «целью ее дальнейшей перепродажи», потом до 2008 г. руководил компанией «Мосбизнестрак», которая торговала китайской спецтехникой, а с 2008 по 2009 г. вообще управлял заводом по деревообработке в Тверской области.

В декабре 2012 г. Ерохин поехал из Москвы в Астрахань, и под Борисоглебском его машина заглохла. Все службы эвакуации, в которые он звонил, предлагали крайне высокие расценки. До утра пришлось померзнуть в машине, но этот случай навел предпринимателя на мысль: хорошо бы, чтобы был интернет-сервис, помогающий недорого заказать эвакуатор в любую точку страны. Начал Ерохин, правда, с эвакуационного бизнеса как такового: зарегистрировал в Астрахани компанию «Все эвакуаторы» и купил на накопленные от предыдущей деятельности деньги шесть эвакуаторов. В таком виде проект проработал всего полгода: очень скоро стало понятно, что заказов на эвакуацию поступает гораздо больше, чем компания в силах исполнить. 12 водителей, работавших посменно, не успевали обслуживать всех, кто обращался.

Тогда предприниматель решил создать интернет-платформу для эвакуационных служб, которая бы автоматически распределяла между ними заказы клиентов и предлагала попавшим в беду автовладельцам оптимальные по цене варианты.

Партнеры и инвесторы

Ерохин продал все свои эвакуаторы и на вырученные деньги начал разрабатывать сервис. В сентябре 2013 г. его стартап прошел отбор в акселератор Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ) и получил 1,4 млн руб. в обмен на 7% компании. Еще 1 млн руб. в том же году дал фонд Бортника. Всего за три года в проект, по словам Ильи Королева, инвестиционного менеджера ФРИИ, было вложено более 20 млн руб. Сейчас, по данным ЕГРЮЛ, доля ФРИИ во «Всех эвакуаторах» составляет 45,81%, Ерохина – 42,06%, еще 12,13% принадлежат частному инвестору, бизнес-ангелу Павлу Ковшарову.

Кроме России, сервис действует еще в трех странах – в Белоруссии, Казахстане и на Украине (проекты так и называются – «Все эвакуаторы Казахстана» и т. п.). Но вся команда проекта насчитывает 15 человек, не считая диспетчерской службы, состав которой постоянно меняется: в России это 10–12 человек весной – осенью и до 25 зимой, когда поломки на дорогах случаются чаще.

Почем эвакуатор

Средний чек по России за эвакуацию легкового автомобиля в черте города – 1200 руб., по Москве – 2000–2500 руб., на трассе – 7000–10 000 руб. для легковых автомобилей и 50 000 руб. для грузовиков, рассказывает Юрий Волошин. Всего в день поступает, по его словам, 160–170 заказов по России, а с учетом Украины, Казахстана и Белоруссии – 250–260. Благодаря системе «Глонасс» к концу 2017 г. компания планирует обрабатывать до 1500 заказов в день.

В 2015 г. компания заработала в России 35 млн руб. На операционную окупаемость проект вышел в июне этого года, говорит предприниматель.

Рынок автопомощи на дороге в России составляет более 10 млрд руб. в год и может вырасти еще на несколько десятков процентов за счет появления новых бизнес-моделей, масштабируемых с помощью информационных технологий, оценивает Королев. «Все эвакуаторы России» по модели схожи с AirBnB и Uber, говорит он: весь бизнес построен на соединении независимых поставщиков услуг с потребителями. Компания Ерохина быстро нарастила базу исполнителей, обеспечив покрытие услугами всей России и стран СНГ – всего более 350 городов, указывает Королев, а технологическая платформа и автоматизация большинства процессов позволяют ВЭР обслуживать клиентов в 10 раз эффективнее (быстрее и дешевле), чем это делает традиционный бизнес. «Мы верим, что компания сможет занять лидирующие позиции на рынке автотехпомощи на дороге в ближайшие 3–5 лет», – говорит он. Задача ФРИИ как венчурного фонда – не просто вернуть инвестиции, но получить «значительную доходность», добавляет Королев. Средний инвестиционный цикл для стартапов, получивших деньги от ФРИИ, составляет 5–8 лет, ВЭР выйдет на целевые показатели доходности в ближайшие 3–5 лет, надеется он.

Почти биржа

Получив запрос от потенциального клиента, сервис «Все эвакуаторы России» (ВЭР) информирует о нем партнеров-эвакуаторщиков и автоматически назначает выполнить заказ того из них, кто дает минимальную цену. Если стоимость услуг у нескольких эвакуаторщиков одинаковая, предпочтение отдается тому, у кого больше выполненных заказов и положительных отзывов от клиентов (например, время, в течение которого исполнитель приехал на место). Для этого служба контроля качества, сотрудники которой после каждого заказа звонят клиенту, ведет рейтинг эвакуаторщиков, оценивая их по 10-балльной шкале. По словам гендиректора эвакуационной службы Avtosos – одного из партнеров компании – Юрия Матвеева, все входящие в базу ВЭР эвакуаторщики могут видеть свой рейтинг в личном кабинете на сайте проекта. Самая высокая оценка как раз у Avtosos, радуется Матвеев (в ее парке 25 эвакуаторов). Из 1500 заявок, которые поступают в Avtosos в месяц, 10–15% приходит через сайт ВЭР, добавляет он.

Есть у ВЭР и черный список эвакуационных служб: в него входят те, кто не заплатил компании комиссию. Этот список открытый, его может видеть любой посетитель сайта.

Абонемент на помощь

Сейчас в российской базе ВЭР 7464 эвакуационные службы. До конца года их будет, по прогнозу компании, уже 9000. Благодаря ВЭР за три года цены на российском рынке эвакуаторских услуг снизились в среднем на 16%, гордится Ерохин.

«Все эвакуаторы» сотрудничают как с частниками, владеющими 2–3 эвакуаторами, так и с крупными компаниями, в парке которых два-три десятка машин. Первые полгода они пользовались услугами ресурса бесплатно, затем предприниматель начал брать с эвакуаторщиков комиссию – 14% от стоимости оказанной услуги.

По словам Ерохина, на продажу услуг эвакуационных служб приходится лишь 20% выручки ВЭР. Остальные 80% приносит продажа карт технической помощи на дороге. Это своего рода абонемент сроком на год (стоимостью 1490 и 2800 руб. для легковых авто и 14 490 руб. для грузовиков), который действует по всей стране и включает такие услуги, как эвакуация автомобиля весом до 2,5 т, юридическая помощь, аварийный комиссар, техническая помощь, подвоз топлива, запуск двигателя, вызов такси. За услуги, оказанные автовладельцам по этим картам, с исполнителем расплачивается ВЭР.

Карты технической помощи на дорогах компания продвигает по нескольким каналам: через автопроизводителей (включают услуги эвакуатора в программу техподдержки проданной машины), страховые и транспортные компании, банки, автодилеров, автосервисные службы, заправки, магазины автозапчастей, предлагая им комиссионное вознаграждение от 15 до 40% с каждой проданной карты. Лучше всего, по словам директора по продажам ВЭР Юрия Волошина, карты продаются в банках (41% продаж).

Есть варианты

«IT-модель ВЭР, построенная по принципу аукциона среди служб эвакуации, вызывает интерес и у нас, но она не учитывает многого из того, что уже давно использует наша компания», – говорит заместитель гендиректора Русского автомотоклуба (РАМК) Андрей Барсуков. По его словам, РАМК при каждом третьем обращении за помощью решает проблему дистанционно и совершенно бесплатно: профессиональные автомеханики и юристы дают круглосуточные консультации по телефону. «А в бизнес-модель ВЭР заложено комиссионное вознаграждение от партнеров, т. е. получается, что ВЭР заинтересован в большом количестве платных услуг клиентам», – замечает Барсуков.

РАМК тоже продает физическим лицам своего рода клубные карты, но через собственный сайт: доля таких продаж в общем денежном потоке компании не превышает 30%. Через все остальные каналы (автопроизводители, автодилеры, лизинговые компании) продвигаются программы обслуживания зачастую под брендами партнеров. «Это миф, что автопроизводители продают чьи-то клубные карты, – говорит Барсуков. – Они продвигают собственные программы авто-assistance и для этого обычно раз в 2–3 года проводят тендеры среди основных игроков рынка, обращая внимание не только на цены, но и на соблюдение мировых стандартов качества обслуживания».

Представитель еще одного конкурента ВЭР – Российского автомобильного товарищества на запрос «Ведомостей» не ответил.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать