Статья опубликована в № 4334 от 02.06.2017 под заголовком: Быть мелким выгодно

Малого бизнеса в России стало больше

Но не столько за счет роста производства, сколько на бумаге, говорят эксперты

Малых и средних предприятий в России стало больше на 10% по сравнению с августом 2016 г., сообщил замминистра экономического развития России Олег Фомичев на Петербургском международном экономическом форуме. Такой динамики не наблюдалось давно, бизнес показывает хороший прирост, отметил он. Сейчас в России работает более 6 млн таких компаний, в том числе более 5,5 млн – это микробизнес, 266 000 – малые компании, а 20 000 предприятий относятся к среднему бизнесу. Президент «Опоры России» Александр Калинин тоже недавно отмечал позитивную динамику развития малого и среднего бизнеса. По его данным, сегмент отечественного микробизнеса за 2016 г. увеличился на 500 000 предприятий, или на 8,5%, благодаря господдержке.

Прирост произошел не столько за счет появления новых компаний, сколько из-за перестройки уже существующих, полагает Татьяна Минеева, вице-президент «Деловой России». Появились новые льготы для мелкого бизнеса, например налоговые каникулы, и крупные компании переоформляют часть своих структур в малый или средний бизнес, чтобы оптимизировать налоги, знает Минеева.

Ряды предпринимателей пополнились не из-за того, что им стало проще работать в России, соглашается директор московского офиса Tax Consulting Эдуард Савуляк. Роста производства и сбыта нет, малого бизнеса стало больше только на бумаге, полагает он. Одна из причин пополнения рядов мелких предпринимателей – изменения в законах и возросшее из-за кризиса стремление бизнеса оптимизировать налоговые расходы, уточняет юрист. С ним согласен член совета московского отделения «Опоры России» Дмитрий Несветов, который считает, что реального роста в минувший год не было. Он напоминает, что с января 2017 г. государство ввело более выгодный режим для тех, кто работает по упрощенной системе налогообложения (УСН). Предельную выручку, при которой предприниматель имеет право на УСН, подняли с 60 млн до 120 млн руб., что позволило более крупным компаниям вписаться в лимит, говорит Несветов. В 2015 г. также была удвоена максимальная выручка, при которой предприятие считается средним бизнесом (был 1 млрд руб., стало 2 млрд руб.), и в разряд малого и среднего бизнеса попали компании, которые прежде считались крупными, отмечают юристы.

Нынешний рост – еще и компенсация падения числа предпринимателей в предыдущие два года, говорит Савуляк. В первом полугодии 2015 г. малых и средних компаний было 242 600, а в первом полугодии 2016 г. стало 172 800, по данным Росстата. И на этом фоне прирост в 10% всего лишь возвращение к докризисной статистике, замечает Савуляк.

Гендиректор компании – производителя вендинговых автоматов «Инвенд» Виктор Зубик рассказывает, что для него 2016 год был трудным. Многие заказчики и клиенты откладывали заказы из-за нестабильного курса рубля. Партнеры жили одним днем, отказываясь от долгосрочных контрактов, жалуется Зубик. «Инвенду» пришлось экономить – например, переехать в меньший офис. Сейчас рынок стабилизировался, из-за этого оживились клиенты, которые раньше замораживали проекты, говорит Зубик. Выручка по сравнению с прошлым годом выросла, компания нанимает новых сотрудников, говорит Зубик.

Торговля оживилась, восстанавливается спрос, появился дефицит коммерческой недвижимости. Рост цен на нефть и укрепление рубля внесли вклад, пусть и незначительный, в пополнение рядов предпринимателей, говорит Савуляк.

Нет однодневкам

650000 юридических лиц в 2016 г. были исключены из Единого государственного реестра юридических лиц по решению налоговых органов, поскольку больше года не предоставляли отчетность и у них не было операций по счетам

Но большинство предпринимателей не заметили улучшений. Юрий Панченко, фермер из Ростовской области, говорит, что спрос на его продукцию – козье молоко – в 2016–2017 гг. рос. Но объясняется это, по его мнению, тем, что в Ростовской области больше не было производителей пастеризованного козьего молока с коротким сроком годности. Панченко отмечает, что в 2017 г. заработала новая программа льготного кредитования аграриев (по ставкам не более 5% годовых). В феврале он подал документы в Сбербанк на такой кредит, но до сих пор ждет ответа. Налоговая нагрузка, говорит фермер, осталась прежней: он платит единый сельхозналог – 6% от выручки.

Основатель сети фастфуда Mr.Pit Александр Колосов говорит, что 2017 год начался хуже предыдущего – пришлось увеличить расходы на рекламу, чтобы продажи не просели. Он уточняет, что с государством его сеть кафе практически не сталкивается, в последнее время не было никаких конфликтов с госорганами и внезапных проверок.

Теперь мелкие предприниматели меньше боятся уголовной ответственности, полагает Артем Чекотков, юрист московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры». Летом 2016 г. в УК внесли поправки – подняли минимальный порог, при достижении которого компанию привлекают к ответственности за неуплату налогов, до 5 млн руб., уточняет он. Быть маленьким выгоднее – у небольшой компании не хватит денег, чтобы на такую сумму уклониться от налогов, поясняет юрист. А налоговых преступлений в России все больше: в 2014 г. их, по данным Генпрокуратуры, было 6250, в 2015 г. – 9041, в 2016 г. – 9283.

У IT-компании «Телеком-проект» выручка за год выросла вдвое, рассказал ее гендиректор Евгений Цаплин. Слабые конкуренты обанкротились, и «Телеком-проект» сумел нарастить клиентскую базу.

Никаких послаблений со стороны государства Цаплин не заметил: налоговая нагрузка не изменилась, бюрократии меньше не стало. Спасибо, что не мешают, говорит Цаплин.