Статья опубликована в № 4338 от 08.06.2017 под заголовком: Приспособить к работе

Менторские клубы помогают выпускникам вузов найти работу

Такими клубами уже обзавелись МГУ и МГИМО, другие вузы думают

Студентка экономического факультета МГУ Софья мечтала найти работу на госслужбе – в Счетной палате, Минфине – или в крупной аудиторской компании. Она размещала резюме на сайте HeadHunter, пыталась устроиться с помощью знакомых – все тщетно. Студентов дневных отделений и выпускников с нулевым опытом работодатели не жалуют. Если и предлагают, то только рутинную работу, например операционистки в Сбербанке, рассказывает Софья. Как выстраивать карьеру, она поняла благодаря беседам с личным ментором, который у нее появился в марте 2017 г. Ее наставником стала Полина Лион, вице-президент по стратегии «Русатом оверсиз» (входит в госкорпорацию «Росатом»), она тоже выпускница экономического факультета МГУ. Лион сделала успешную карьеру, в том числе в госсекторе. Теперь у нее есть желание наставлять младших, особенно девушек, помогать им реализоваться в профессии, рассказывает Лион. Ментор порекомендовала студентке не идти сразу после вуза в Счетную палату – без опыта ей светит только секретарская должность. А вот если поработать 3–4 года в другом месте и прийти в палату уже с опытом, карьерные шансы многократно возрастут. Благодаря этим советам Софья выходит на стажировку в Центробанк.

24% студентов недовольны качеством высшего образова­ния, показал опрос 3000 молодых людей из 125 ведущих вузов России, проведенный агентством Changellenge. 40% поступивших на работу выпускников говорят, что им пришлось переучиваться на новую специальность, по данным исследования ВШЭ. А каждый третий признался, что получил знания, которые не нужны ни в одной компании.

Встали в пары

Несколько выпускниц МГУ 2003–2010 гг. в сентябре прошлого года организовали менторский клуб университета и поддерживают его на волонтерской основе. Идея менторства в вузах не нова, такие клубы есть во многих ведущих университетах мира, например в Стэнфорде и Кембридже. Менторы в клубе МГУ– выпускники университета, добившиеся успеха в бизнесе и карьере. На сайте клуба сейчас размещены анкеты 102 наставников с их резюме. Студенты могут выбрать ментора в конкретной экспертной области: госслужба, маркетинг, стартапы, soft skills, консалтинг, лидерство и проч. Сейчас сложилось 80 пар наставников и их протеже, рассказывает Валерия Верховых, один из инициаторов проекта. У пар полная свобода выбора – как общаться: лично, по телефону или через соцсети. К примеру, в Кембридже более жесткая программа менторства: наставник берет себе подопечного на год и должен встречаться с ним не реже раза в месяц, и на сайте менторского сообщества есть раздел вакансий для студентов и выпускников. «У нас же бывают вопросы на одну встречу: например, как отредактировать резюме, как правильно вести себя на собеседовании», – отмечает Верховых.

Главный навык, который нужен студентам в России, – учиться работать больше, а не 30 часов в неделю, как они привыкли во время учебы в вузе, считает Андрей Алясов, основатель и гендиректор по работе с молодыми талантами Changellenge.

Четыре ошибки на старте

Кто проигрывает на рынке труда
молодые люди, которые не начинают работать на 4-м курсе и отдыхают полгода-год после вуза, говорит Георгий Самойлович;
желающие продать себя подороже в ущерб интересному опыту. Разница в зарплате в 5000–10 000 руб. заставляет их делать неправильный выбор;
меняющие работу 2–3 раза в год. Часто выпускники сталкиваются с проблемами на новом рабочем месте и, вместо того чтобы их решать, просто меняют работу. Они зарабатывают репутацию летунов;
не имеющие отраслевого опыта. Они чуть-чуть поработали в  туризме, маркетинге, торговле, консалтинге и получили только поверхностный опыт.

Месяц назад Сергей Шершень, студент 2-го курса магистратуры МГИМО, с двумя однокурсниками запустил программу My-Mentor. Она предназначена для студентов разных российских вузов – уже подключились РЭШ, РЭУ им. Плеханова, РГТУ им. Менделеева. С тех пор поступило 30 заявок от студентов, 15 заявок от менторов, 14 пар уже работают, рассказывает Шершень. Администрация вуза и Ассоциация выпускников МГИМО поддерживают проект, помогая искать менторов, поясняет он.

Сами вузы разрабатывают свои методы наставничества. Два года назад в МИСиСе внедрили программу наставничества, рассказывает Наталья Максимова, директор Центра карьеры МИСиСа. На 1-м курсе студента курирует более старший студент со 2–3-го курса, помогая ему адаптироваться, говорит Максимова. Когда подопечный переходит на 2-й курс, наставник помогает выбирать места для трудоустройства. Советует, куда сходить, чтобы молодого человека заметили работодатели: например, компании устраивают чемпионаты для студентов с решением бизнес-кейсов. В идеале к последнему курсу наставляемый студент должен уже знать, в какой компании будет работать, поясняет Максимова.

Благодаря программам наставничества в вузах вдвое возрастает число выпускников, считающих, что образование стоило затраченных времени и средств, говорит Маргарита Пикало, эксперт национального ресурсного центра наставничества «Ментори» (проект «Рыбаков фонда»).

А судьи кто?

В менторском клубе МГУ на роль менторов выбирали людей с опытом в науке и бизнесе, в разных индустриях, живущих в разных странах, уточняет Верховых. Сейчас среди менторов клуба – менеджеры крупных организаций (Deloitte, McKinsey, Microsoft, «Лаборатории Касперского», Сбербанка, KPMG, Huawei, Онкоцентра им. Блохина) и молодых стартапов. Есть 25-летние менторы, которые с удовольствием делятся опытом, как им удалось найти первую работу, и опытные 40-летние топ-менеджеры, которые помогают с долгосрочным планированием карьеры, добавляет Верховых.

Больше работать летом

56% российских студентов рассчитывают пройти стажировку этим летом, показал опрос портала Career.ru в мае 2017 г. Три года назад таких студентов было лишь 35%. 62% рассчитывают устроиться в компанию, в которой будут проходить практику. Каждый третий – завести полезные знакомства

Сергей Лурье, руководитель направления корпоративных коммуникаций в социальных медиа компании «Лаборатория Касперского», вступил в ряды наставников клуба МГУ осенью 2016 г. Сейчас у него трое подопечных – студенты-физики МГУ. Университет каждый год выпускает 400 физиков и не больше 20% ребят идет в науку, говорит Лурье. Остальным нужна помощь в профориентации, считает он. Один из студентов физфака пришел к Лурье за советом, куда пойти работать после вуза. Ментор предложил студенту поучаствовать в разработке прототипа умного браслета. Он говорит, что делит людей на рукастых и головастых, и выяснилось, что молодой человек относится ко второму типу. Когда он писал программу, у него горели глаза, а когда нужно было работать с «железом» и паять, дело не пошло. В результате их сотрудничества у студента появилась цель – развивать навыки разработчика, молодой человек прошел курс программирования для Android на образовательной платформе Coursera – его посоветовал Лурье. Он говорит, что ему интересно делиться опытом с молодым поколением. Но есть и выгода. Менторы в 6 раз чаще получают повышение по работе, чем обычные сотрудники, показали исследования американской Ассоциации менторства.

Не хватает запала

Зачастую в менторы идут люди, далекие от сегодняшнего рынка труда, или специалисты узкого профиля, считает Георгий Самойлович, старший менеджер по подбору персонала компании CBRE. Что толку, если ментор поймет, какие таланты у студента, если не знает, как их выгоднее всего применить в работе. Лучшие консультанты по карьере для молодых – опытные директора по персоналу, считает Самойлович. Хорошо, если наставник 3–5 лет поработал в стратегическом консалтинге (McKinsey, BCG и др.), занимал высшие должности в крупных российских компаниях или стартапах и имеет западное бизнес-образование, говорит Алясов.

Менторские программы – отличная идея, особенно для МГУ и МГИМО, где очень сильное студенческое братство, говорит Алясов. Но самая большая трудность в том, что такие проекты благотворительные и их основателям зачастую не хватает времени и энтузиазма их продолжать, знает он. Примерно 50% всех инициатив, связанных со студенчеством, затухает через несколько лет, рассказывает Алясов, потому что они держатся на 2–3 энтузиастах, которые поддерживают проект в свободное от работы время. И если они не найдут последователей, программа закрывается.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать