Статья опубликована в № 4579 от 01.06.2018 под заголовком: Мученики «Своего дела»

Как разорялись стартапы – герои «Своего дела» 2015 года

У половины героев заметок «Ведомостей» трехлетней давности трудная судьба
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

«Ведомости» продолжают интересоваться судьбой стартапов – героев рубрики «Свое дело» трехлетней давности. Собрать полную информацию удалось по 23 стартапам. Из них 12 выполнили и даже перевыполнили планы роста, но 11 компаний вырасти так и не смогли. «Ведомости» выбрали пять наиболее ярких историй неуспеха.

Здоровый фастфуд

Александр Колосов придумал концепцию кафе здорового фастфуда. В мае 2014 г. он вместе с двумя партнерами открыл первое кафе Mr. Pit площадью 80 кв. м в торговом павильоне у метро «Кропоткинская», еще через несколько месяцев – второе, на первом этаже здания на Сретенке. В заведениях готовили недорогие блюда из российских фермерских продуктов, мясо обжаривали без масла и без соли, в меню были свежие овощи, хумус и фалафель, бабагануш, сыры, бездрожжевая пита. Ежедневно кафе у «Кропоткинской» посещали 250–300 человек, а годовой оборот компании в 2015 г. достиг 30 млн руб. Осенью 2015 г. Колосов открыл третью точку в торговом центре «Капитолий» у метро «Университет».

Но зимой 2016 г. власти Москвы признали павильон у «Кропоткинской» самостроем и снесли. В мае 2016 г. Колосов арендовал другое помещение у «Кропоткинской», но оно попало во второй список самостроев. Как вспоминает Колосов, столичные власти предложили альтернативные помещения, но все они находились в промышленных зонах, далеко от метро.

Летом 2017 г. закрыть пришлось и кафе на Сретенке – из-за ремонта тротуаров по городской программе «Моя улица». Территорию возле кафе обнесли лесами, посещаемость сократилась вдвое, вспоминает Колосов. А вскоре и последнее, третье, кафе Mr. Pit в «Капитолии» перестало приносить прибыль: из-за снижения покупательной способности трафик в «Капитолии» упал, а вслед за ним и посещаемость кафе, объясняет Колосов. В конце 2017 г. партнеры закрыли компанию. Колосов говорит, что даже не помнит, какая была в 2017 г. выручка. Проект для него уже давно в прошлом: он с партнерами теперь развивает Healthylab.ru – онлайн-чат с психологами, вложив в него 3 млн руб. Этот бизнес от аренды и графика ремонта улиц не зависит.

Производитель мебели

Юрист Михаил Прокопец и графический дизайнер Николай Никитин открыли интернет-магазин иностранной мебели Storystore.ru в 2012 г. Там продавалась мебель 70 производителей. Предпринимателям даже удалось стать эксклюзивными дистрибуторами нескольких мебельных брендов. В 2014 г. выручка магазина составляла 20 млн руб. Но потом Прокопец и Никитин решили производить мебель сами под брендом Latitude. Они придумали оригинальные деревянные полки-конструкторы Flexshelf и арендовали небольшой цех, купили станки. Уже в 2014 г. на Storystore.ru было продано 4000 шт. Flexshelf, рассказывает Прокопец.

Количество заказов росло, и в конце 2016 г. партнеры продали 75% магазина Storystore.ru, чтобы сконцентрироваться на производстве мебели. Они арендовали дополнительные площади, купили новые станки и оборудовали два малярных цеха, сушильную комнату. Всего в производство партнеры вложили 300 000 евро, вспоминает Прокопец. Кроме полок партнеры стали делать комоды, прикроватные тумбочки, светильники и др. Самая дорогая полка Flexshelf стоила 60 000 руб., потолочный светильник в мраморном корпусе – от 17 000 до 25 000 руб. Первые полгода 2017 г. дела шли хорошо, мебель продавалась в 15 магазинах интерьера в Москве, Санкт-Петербурге, а также в Берлине и Копенгагене, рассказывает Прокопец. Но уже осенью продажи упали почти вдвое, у людей не осталось денег на покупку дорогой мебели, говорит Прокопец. По итогам года выручка составила около 20 млн руб. Весной этого года Прокопец и Никитин объявили о закрытии проекта на странице в Facebook. Сейчас Latitude распродает мебель и оборудование.

Системы автодозвона

В 2014 г. основатели сервиса Callbаckhunter Руслан Татунашвили и Илья Тимошин придумали новую систему автодозвона для сайтов компаний. Когда пользователь заходит на сайт компании, на экране высвечивается окно с объявлением, что менеджер компании перезвонит клиенту в течение 26 с, если тот оставит заявку. За это время пользователю действительно поступает звонок. Система автоматически обзванивает несколько телефонных номеров в отделе продаж компании и соединяет клиента со свободным менеджером. За первый месяц к сервису подключились 933 компании, а через год – 33 000, утверждали Татунашвили и Тимошин. По их словам, оборот компании составлял 12 млн руб. в месяц, из них 5 млн руб. – чистая прибыль.

Однако потом на рынке появилось множество аналогичных сервисов. И в августе 2016 г. Татунашвили разослал знакомым sms, что хочет продать свои 50% компании. На предложение отреагировал гендиректор компании – разработчика облачных систем amoCRM Михаил Токовинин. «Я написал Руслану, что готов купить его долю, – вспоминает Токовинин. – Предложил ему символическую сумму, тем не менее он согласился». Сумму Токовинин не называет. Бизнесом по-прежнему управлял Тимошин.

Как говорит Токовинин, amoCRM приобрела Callbackhunter в основном из-за базы клиентов. Однако выяснилось, что клиентов значительно меньше заявленных 33 000 компаний, уточняет Токовинин. Актив не оправдал ожиданий, но нужно было завершить историю с покупкой Callbackhunter, говорит Токовинин: либо продать свою долю, либо выкупить 50% у Тимошина. И осенью прошлого года amoCRM приобрела у него 50% Callbackhunter. Новые владельцы уволили всех менеджеров по продажам и набрали команду программистов. Сейчас они полностью переписывают программу, отмечает Токовинин. Татунашвили не ответил на запрос «Ведомостей», Тимошин отказался от комментариев.

Сеть хостелов

Бывший старший менеджер Deloitte Дмитрий Сельков открыл свой первый хостел ID Hostel на 20 мест в 2013 г. в собственной двухэтажной 80-метровой квартире в доме-корабле на «Тульской», вложив в реконструкцию 2 млн руб. Сельков гордится, что сам разработал конструкцию двухъярусных кроватей, где каждое место с помощью шторки превращается в личное пространство с розетками и полками. Месячная прибыль отеля на «Тульской» доходила до 150 000 руб. К 2017 г. у него было уже семь ID Hostel: три в Москве, один в Краснодаре, один в Ростове-на-Дону и два в Воронеже. Три хостела в 2015 г. принесли 15 млн руб. совокупной выручки, а семь хостелов в 2017 г. – 32 млн руб.

Цель была – открыть 100 хостелов за пять лет. Помешал рост жалоб со стороны соседей – собственников квартир. Интерес общественности к хостелам обострился, так как в мае 2016 г. в первом чтении Госдума приняла законопроект о запрете размещения гостиниц в многоквартирных домах. Во втором полугодии 2016 г. участились проверки хостелов полицией и прокуратурой, говорит Сельков. Он вспоминает, что обыски проводились по 20 раз в месяц, у всех постояльцев проверяли паспорта, проверяющие ссылались на поступившие жалобы от соседей. К концу 2017 г. стало совсем трудно, говорит Сельков. Первый хостел пришлось закрыть в Воронеже прямо под Новый год, 31 декабря 2017 г. К весне 2018 г. перестали работать и три московских отеля. У Селькова остался единственный хостел в Ростове-на-Дону на 65 мест в отдельном нежилом здании.

Осетровая ферма

Никита Герчиков и Владимир Севастьянов первое время выращивали осетров в гараже. Потом акваферма переехала на участок Серпуховский район, они смонтировали рыбоводную установку с замкнутой системой водоснабжения собственной разработки. В 2015 г. у «Главрыбы» было 32 бассейна по 25 т воды в каждом, ферма продавала около 10 т осетровых в год, выручка достигала 30 млн руб. Рыбоводы надеялись продавать по 5 т черной икры в год.

Но на рынке доминировала дешевая контрабандная икра из Китая, рассказывает Герчиков. В рознице 1 кг икры китайского производства стоит 18 000–20 000 руб., а «Главрыбы» – 35 000 руб. за 1 кг, утверждает предприниматель. Так что сейчас компания производит всего 100 кг икры в год – для постоянных клиентов.

В 2016 г. компания стала участвовать в тендерах на поставку мальков стерляди крупным компаниям. Они по закону обязаны выпускать рыбу в водоемы, загрязненные в результате их промышленной деятельности. Среди покупателей мальков «Главрыбы» – Росавтодор, «Аквафонд» и др. Например, весной этого года «Транснефть – Верхняя Волга» закупила у «Главрыбы» мальков на 28,4 млн руб.

Крупнейший игрок рынка – государственный «Главрыбвод». Он объединяет 101 рыбоводный завод и продает сотни миллионов мальков в год. В 2017 г. продажи мальков «Главрыбвода» составили около 1,12 млрд руб., по данным «Главрыбвода». Однако осетровыми «Главрыбвод» занимается сравнительно мало – в 2017 г. было продано около 5 млн мальков. Для сравнения: мощности «Главрыбы» составляют 2 млн мальков в год.

Новый бизнес потребовал вложений. Пришлось потратить около 15 млн руб. на дополнительные бассейны и инкубаторы, вспоминает Герчиков. Много денег уходит на перевозку. Аренда фуры с 10–12 инкубаторами и кислородными установками стоит 50–100 руб. за 1 км в обе стороны, рассказывает Герчиков.

В 2017 г. выручка «Главрыбы» составила 37 млн руб., а чистая прибыль – около 730 000 руб., говорит главный бухгалтер Виктория Кашуба. По ее словам, чтобы выиграть тендер, приходится продавать мальков практически по себестоимости. «Мы находимся на грани выживания», – отмечает Герчиков.

Исправленная версия. Уточнен год закупки мальков компанией «Транснефть - Верхняя Волга».

Читать ещё
Preloader more