Статья опубликована в № 4833 от 14.06.2019 под заголовком: Покоритель снега

Как инженер-строитель из Самары создал электрический снегоход

Какие перспективы у электрических сноубайков есть в России

История 33-летнего Максима Гнедова, основателя компании «Сноубайк», выпускающей легкие электрические снегоходы, – это череда изобретений, причем в самых разных областях. Пищу для ума Гнедову давали многочисленные хобби. Гнедов родился в г. Похвистнево, учился в Самаре, потом недолго поработал инженером по обследованию зданий и сооружений. Во время учебы в университете он с друзьями увлекся огненными шоу, ребята выступали на фестивалях, корпоративах и свадьбах. Но после пожара в ночном клубе «Хромая лошадь» в 2009 г. они переключились на более безопасный светодиодный реквизит. Стали экспериментировать с пиксельными пои. Пои – шары для жонглирования. Артист жонглирует ими, а зрители видят трехмерную картинку в воздухе, объясняет Гнедов. Технологию Гнедов подсмотрел в интернете. Вместе с другом-программистом они стали делать шары сами, компоненты покупали в Китае. В 2012–2013 гг. удалось продать 40 пар по 30 000 руб. каждая – в России, Индии и даже Колумбии. Но потом проект закрыли – не хватило инвестиций, споткнулись на дорогостоящем гарантийном обслуживании.

Следующую идею Гнедову подсказало увлечение горнолыжным спортом: «Я долгое время катался на сноуборде и лыжах, заскучал. Увидел в США скибайк (велосипед, у которого нет трансмиссии, а вместо колес лыжи. – «Ведомости»), заинтересовался, но его нигде нельзя было купить. Сделал скибайк сам, покатался и заметил, что он привлекает внимание на склоне». Вместе с несколькими друзьями Гнедов занялся сборкой в подвальной мастерской: рамы делали сами, а рули, лыжи и седла покупали готовые. В 2015–2016 гг. продали 40 скибайков примерно по 20 000 руб. за штуку.

Плюс педали

«Нам говорили, что неплохо было бы к нашему снегокату педали приделать, чтобы в горку подниматься. Мы сначала сочли идею бредовой, но потом решили попробовать», – говорит Гнедов. Тогда как раз в США появились гусеничные комплекты для переоборудования мотоциклов в снегоходы. Ребята решили поставить гусеничный механизм: впереди лыжа, сзади гусеница. Они знали о новом тренде – распространении электрического транспорта. И решили сделать прототип маленького электрического снегохода – чтобы раскладывался и помещался в багажник.

В конце 2015 г. ребята подали заявку в Фонд содействия инновациям (фонд Бортника). И выиграли грант по программе «Старт-1» – 2 млн руб. «У нас тогда даже прототипа не было – только макет», – вспоминает Гнедов. Генеральный директор фонда Сергей Поляков отмечает, что Максим создал «абсолютно прикладную вещь». Целевая аудитория – от сотрудников заповедников и егерей в тех местах, где нежелательно применение двигателя внутреннего сгорания, до войск специального назначения, где бесшумность является одним из основных требований к технике.

Гнедов зарегистрировал ООО «Сноубайк». И весь 2016 год ушел на разработку прототипа. Изюминка в том, что на корпусе двигателя есть специальные зацепы и он сам вращает гусеницу без промежуточных коленвалов, цепей и других трущихся деталей, рассказывает Гнедов. Это позволяет делать более компактные устройства и обходиться без смазочных материалов.

В штате «Сноубайка» три человека: сам Гнедов, специалист по электрическим системам, а также специалист по 3D-моделированию и механике. Еще два сотрудника (сварщик и проектировщик) трудятся внештатно. Зарплаты составляют 35 000–50 000 руб. в месяц. Аккумуляторы (самый дорогой компонент электрического снегохода) собирает самарская компания – производитель комплектов для электрификации велосипедов.

Опытный образец ездил со скоростью 15 км/ч. «Мы тестировали электроснегоходы в парках Самары, выбирая малолюдные, чтобы не досаждали зеваки с вопросами. Прохожим было интересно, никто не понимал, как машина ездит: двигателя не видно, никаких выхлопов и шума», – вспоминает Гнедов.

Не хватает бензина

Электрический снегоход хорош тем, что привлекает внимание. Фонд Бортника стал приглашать ребят на выставки на свой стенд. «Сноубайк» принял участие в «Открытых инновациях», Startup Village, а также в «Армии», крупном техническом военном форуме. «С военными нелегко работать. У них тендерная система закупок, очень высокие требования к надежности и проходимости. Мы на выставке подходили к разным родам войск, находили руководителей и рассказывали о нашей технике. Нам отвечали, что проще на танке доехать. В конечном счете нами заинтересовался спецназ. Но ничего продать не удалось», – рассказывает он.

По оценкам крупнейшего российского производителя снегоходов «Русская механика», в 2019 г. в стране будет продано примерно 17 000–18 000 снегоходов всех марок. Заместитель гендиректора «Русской механики» по коммерческим вопросам Александр Крючков говорит, что сейчас электрические модели дороже моделей с двигателем внутреннего сгорания в 1,5–2 раза. Они не могут конкурировать с классическими машинами по мощности, скорости, проходимости и управляемости. А их аккумуляторы не способны работать при низких температурах (ниже минус 35 градусов по Цельсию), что критически важно для северных регионов, поясняет Крючков.

Сноубайк же предназначен для укатанного снега и сугробов не выше 30 см. Самая мощная модель, которую удалось сделать команде Гнедова, ездит со скоростью 38 км/ч и весит 80 кг. В среднем сноубайк проходит 30 км без подзарядки, но, если постоянно ехать в гору и по рыхлому снегу, дистанция будет меньше. Аккумулятор электроснегохода рассчитан на температуры не ниже минус 15 градусов по Цельсию, говорит Гнедов.

Игрушка технократов

Гендиректор машиностроительной компании «Грасис» Сергей Потехин уже имеет фэтбайк – электровелосипед с толстыми колесами. Он называет его прикольным, но говорит, что фэтбайк не может ездить по заснеженной дороге. Потехину хотелось кататься по лесу зимой, чтобы машинка была электрической и не тарахтела, как обычный снегоход. Оказалось, что никто в мире такую технику не делает. Потехин искал везде, нашел только «Сноубайк» и купил у компании новинку в декабре 2018 г. за 210 000 руб. Аккумулятор Потехин заказал самый мощный, какой был. Ребята хотели самый продвинутый контроллер поставить (чтобы двигатель разгонялся более плавно), но по техническим причинам это не удалось – поставили обычный. Ездит машина 15 км без подзарядки. «Ездил всю зиму, заодно собачку выгуливал. Хорошее развлечение», – говорит Потехин.

250 000

снегоходов иностранного и отечественного производства сейчас находятся в эксплуатации в России, по оценкам компании «Русская механика»

У покупателей электрических снегоходов либо уже есть электрический велосипед, либо они просто любят технические новинки. Достаток – средний или выше среднего. Для обычного пользователя изделие дороговато: самая дешевая модель стоит 170 000 руб., самая дорогая – 300 000 руб.

В феврале 2017 г. Гнедов провел краудфандинговую кампанию – сбор предварительных заказов – на площадке Boomstarter и получил семь заказов. В 2018 г. «Сноубайк» продал уже 15 шт. Заказы приходят из Москвы, Санкт-Петербурга, Перми, Калуги, Южно-Сахалинска. Ребята сейчас могут собирать по 5–6 устройств в месяц, говорит Гнедов. В 2018 г. выручка составила 2,8 млн руб., валовая рентабельность – 45%.

Бензин плюс электричество

Сноубайк не может считаться транспортным средством, уверяет Гнедов: слишком слабые технические характеристики. А потому на него не распространяются утилизационный сбор и налог на транспортное средство.

В России нет документа, который определяет, что такое электрический снегоход. Есть советский регламент для бензиновых снегоходов, но сноубайки не соответствуют требованиям к конструкции (тормоз слева, газ справа). Поэтому «Сноубайк» пока сертифицирует устройства как опытные образцы и оформляет договор не на поставку, а на доработку устройства.

Как сертифицировать? Или как средство малой механизации, или как спортивный снаряд, полагает Гнедов. Сертификация нужна не столько покупателям-физлицам, сколько корпоративным заказчикам. Корпорации сами подскажут, как сертифицировать машину, если поймут, что устройство им реально необходимо для деятельности, уверен он.

Гнедов считает своими потенциальными партнерами всех производителей бензиновых снегоходов – ведь весь транспорт рано или поздно станет электрическим. Предприниматель уже обратился к «Русской механике» с предложением провести НИОКР для электрификации младших моделей снегоходов компании. «Русская механика» заинтересовалась идеей, приобрела один сноубайк и протестировала, говорит Гнедов.

Как рассказал Крючков, «Русская механика» занимается электрификацией своей техники, прежде всего квадроциклов, уже выпустила опытный образец электроквадроцикла. Она общается по поводу НИОКР и с МГТУ им. Баумана, и со «Сноубайком», и с другими разработчиками. По оценкам Крючкова, через 3–5 лет 5–7% внедорожной техники в России будет электрической.

Российский рынок мал, и «Сноубайк» планирует выйти за рубеж. В 2017 г. компания получила патент в России – на использование мотора-колеса для вращения гусеницы, потом подала международную заявку, а 12 июня подала заявку на Канаду и США. Однако у «Сноубайка» есть конкуренты на мировом рынке. Например, основанная в 2015 г. канадская компания Taiga Motors сейчас собирает предзаказы на снегоход Taiga TS2 по цене от $15 000. Скорость – до 100 км/ч, запас хода – до 100 км без перезарядки. Чтобы соперничать с ними, считает управляющий партнер United Investors Александр Горный, «Сноубайку» нужно серьезно заняться маркетингом и, возможно, обратиться в акселераторы крупнейших мировых автопроизводителей.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more