Статья опубликована в № 4880 от 20.08.2019 под заголовком: Выгодна ли четырехдневная рабочая неделя бизнесу

Почему четырехдневная рабочая неделя может быть выгодной бизнесу

И когда на сокращенную неделю перейдут российские компании

Работать четыре дня в неделю, но получать зарплату за пять? Звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой, но этот вопрос активно обсуждается в Европе – и не только потому, что происходит сдвиг в сторону гибкого графика, но и потому, что появились доказательства: это хорошо для бизнеса. Многие европейские организации сокращают рабочую неделю (но не зарплаты) с 36 часов (пять рабочих дней) до 28 часов (четыре дня), чтобы уменьшить выгорание работников и повысить их удовлетворенность, производительность труда и лояльность компании.

Идея четырехдневной рабочей недели не нова: во Франции рабочую неделю сократили до 35 часов почти 20 лет назад с целью улучшить баланс между работой и личной жизнью граждан. Эту меру активно обсуждают до сих пор. Сторонники говорят, что она способствовала созданию рабочих мест и действительно поддерживает баланс между работой и личной жизнью. Критики же утверждают, что она снизила конкурентоспособность французских компаний.

По данным ОЭСР, минимальная рабочая неделя – в Нидерландах: в среднем (с учетом работников с полной и частичной занятостью) около 29 часов. Законы, принятые в Нидерландах в 2000 г. для поддержания и укрепления баланса между работой и личной жизнью, гарантируют работникам полностью оплачиваемый отпуск, а также отпуск по уходу за ребенком как для женщин, так и для мужчин.

В Великобритании также присматриваются к этой идее. Этим летом в Школе бизнеса Хенли прошел опрос 505 руководителей и более чем 2000 сотрудников британских организаций: какое воздействие может оказать четырехдневная рабочая неделя на рабочую силу. Результаты опроса демонстрируют как преимущества, так и недостатки этого подхода.

Половина опрошенных сообщила, что уже ввела четырехдневную рабочую неделю для некоторых или всех работников с полной занятостью: удовлетворенность сотрудников повысилась, частота больничных уменьшилась. Ежегодно этим организациям благодаря нововведениям удается экономить почти 92 млрд фунтов стерлингов, или 2% оборота.

77% опрошенных работников указали на явную связь между четырехдневной рабочей неделей и более высоким качеством жизни. Особенно привлекательной такая практика кажется 75% опрошенных представителей поколений Z и X, которые используют освободившееся время не для расслабления, а для повышения квалификации, волонтерской деятельности и дополнительного заработка. Две трети (67%) респондентов, относящихся к поколению Z, заявили, что четырехдневная рабочая неделя влияет на их выбор работодателя.

В организациях с более короткой рабочей неделей почти две трети (64%) руководителей сообщили о росте производительности сотрудников и качества работы из-за уменьшения пропусков по причине болезни и в связи с возросшим благополучием в целом. Еще одним преимуществом, по мнению респондентов, стало сокращение времени поездок на работу и с работы.

Как большинство компаний организовали более короткую рабочую неделю? Многие участники опроса говорили, что работников делят на две меняющиеся местами группы: одна не работает по понедельникам, другая – по пятницам. Это позволяет компаниям отвечать требованиям клиентов и оставлять офис открытым всю неделю.

Но четырехдневная рабочая неделя не панацея от всех бед. Безусловно, она служит конкурентным преимуществом с точки зрения привлечения талантливых сотрудников, однако в ходе опроса выяснилось, что почти три четверти (73%) руководителей выразили обеспокоенность регулированием трудовых договоров и бюрократией, связанной с переходом на четырехдневную рабочую неделю, а также сложностями с подбором кадров. Все это снижает вероятность широкого распространения практики в ближайшем будущем.

Но некоторые организации отказались от идеи перейти на четырехдневную рабочую неделю. В 2019 г. расположенный в Лондоне Wellcome Trust, второй по величине в мире фонд, финансирующий научные исследования, отменил четырехдневную рабочую неделю для 800 сотрудников головного офиса в связи с «чрезмерными операционными сложностями реализации». В США Treehouse, крупная компания по подбору персонала для технологических компаний, в 2016 г. ввела четырехдневную рабочую неделю, но не смогла успешно конкурировать и вернулась к пятидневной.

Что думают о сокращении рабочей недели в России

В России компании используют четырехдневную и даже трехдневную рабочую неделю в основном ради экономии фонда оплаты труда, говорят в Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР). Работодатели сокращают рабочую неделю из-за финансовых трудностей и существенно снижают зарплаты, заявляла заместитель руководителя департамента социально-трудовых отношений и социального партнерства ФНПР Елена Косаковская. Так, например, поступал «АвтоВАЗ» с октября 2016 г. по февраль 2017 г. – заказы на автомобили резко снизились и компания перевела персонал на четырехдневную неделю.

Сокращение рабочих дней нужно обсуждать с работодателями и экспертами в правительстве, заявили в ФНПР. В Госдуме к обсуждению четырехдневной рабочей недели готовы приступить уже в начале осенней сессии, написал на своей странице в Facebook зампред Госдумы Сергей Неверов. Он уверен, что сокращение рабочей недели не отразится на зарплатах. Наоборот: люди смогут больше отдыхать, учиться и заниматься здоровьем, надеется Неверов. «Многие могут работать удаленно, кто-то может работать меньше, но интенсивнее», – рассуждает вице-спикер.
Но главные противники четырехдневной рабочей недели – сами работники. Почти половина россиян (48%) выступают против инициативы, 29% поддерживают ее, а 17% безразличны, показал недавний опрос Всероссийского центра изучения общественного мнения. Большинство (43%) респондентов боятся, что понизится их зарплата, упадет уровень жизни или вырастут цены. 14% респондентов уверены, что от безделья народ начнет пить больше спиртного. Еще 7% считают, что нагрузка на работников резко вырастет. А 6% опрошенных полагают: сокращение рабочей недели приведет к разгильдяйству и безделью.

СвернутьПрочитать полный текст

После того как Wellcome Trust отказался от четырехдневной недели, деловые группы, включая Конфедерацию британской промышленности, выпустили предупреждение, что переход на укороченную рабочую неделю ослабляет производство и вредит занятости, так как ведет к росту стоимости рабочей силы.

К примеру, в Швеции, в Гетеборге, пришлось нанять больше медсестер после введения шестичасового рабочего дня в 2015 г., что обошлось городу в $1,3 млн. Противники сокращения рабочего дня предложили городскому совету отменить нововведение: несправедливо тратить деньги налогоплательщиков на экономически не обоснованную схему. В 2017 г. ее отменили. Даниэль Бернмар, член совета, отвечающий за уход за пожилыми людьми, заявил: «Могли бы мы повторить попытку? Нет, это слишком дорого».

У работников тоже есть сомнения. Почти половина (45%) опрошенных беспокоились, что, если они будут проводить на работе меньше времени, их коллеги решат, что они ленятся. Парадокс: они хотят, чтобы укороченную рабочую неделю ввели, но боятся быть первыми.

Недавние попытки перехода на четырехдневную рабочую неделю в Великобритании показывают, что дискуссия набирает обороты. Несмотря на преимущества для благополучия сотрудников и их способности сосредоточиться, внедрение укороченной недели в организациях некоторых секторов экономики осложняется конкуренцией и структурными требованиями. Кроме того, в некоторых случаях сохраняется негативное восприятие данной практики, а также беспокойство работников о том, как они будут выглядеть в глазах коллег и начальства.

Таким образом, идея введения четырехдневной недели требует тщательного рассмотрения: лучше действовать методом проб и ошибок. Подобный путь поможет понять, при каких условиях укороченная рабочая неделя будет успешной и когда преимущества могут перевесить издержки. Страны и организации, которые смогут решить задачу четырехдневной рабочей недели первыми, получат конкурентное преимущество, если смогут реализовать ее так, чтобы максимально повысить благополучие своих сотрудников в долгосрочной перспективе и минимизировать краткосрочный рост затрат на оплату труда и операционные расходы.

Об авторах: Бен Лейкер – профессор лидерства в Школе бизнеса Хенли и комментатор по международным вопросам каналов Bloomberg и Sky News; Томас Руле – старший преподаватель в Школе бизнеса Джаджа и научный сотрудник Гертон-колледжа Кембриджского университета

Оригинал статьи здесь

Читать ещё
Preloader more