«Брат Иван»: культ коллекционера

В Пушкинском музее открылась выставка картин из коллекции Михаила и Ивана Морозовых
Максим Стулов / Ведомости

Еще в апреле картины из коллекции братьев Морозовых можно было увидеть в фонде Louis Vuitton. Парижская выставка открылась в сентябре 2021 г. и должна была закончиться в этом году 22 февраля, но ее продлили до 3 апреля. Как только санкционный режим включился на полную мощность, стало понятно, что и культура не останется в стороне. После введения персональных санкций в отношении владельцев двух картин – «Автопортрета в сером» Петра Кончаловского (Петр Авен) и портрета Тимофея Морозова, написанного Валентином Серовым (Вячеслав Кантор), – эти картины из коллекции Морозовых остались во Франции, остальные экспонаты, ранее принадлежавшие им, вернулись в Россию.

«Брат Иван» в Пушкинском музее открылся почти одновременно с «Выбором Сергея Щукина» в Эрмитаже. Музеи поделились друг с другом картинами из коллекций, которыми они владеют по частям. И там и там можно встретить картины одних и тех же художников: Ван Гог, Гоген, Пикассо, Ренуар, Сезанн, Матисс. Что неудивительно: и Морозовы, и Щукин собирали коллекции в один и тот же период и в одних и тех же местах. Прежде всего в Париже – столице мирового искусства конца XIX – начала XX в.

Если Сергей Щукин был страстным поклонником творчества Пабло Пикассо, скупив полсотни его работ, – 40 из них можно увидеть на выставке в Эрмитаже, Иван Морозов питал к нему, скорее, сдержанные чувства, но тоже покупал. Среди экспонатов выставки в Пушкинском «Девочка на шаре» розового периода и кубистический «Портрет Амбруза Воллара». Чутье коллекционера ему не отказывало. Не симпатизируя художнику, он не мог пройти мимо работ, обладающих безусловной художественной ценностью. Еще один пример точности Ивана Морозова в оценке работ – полотна Ван Гога. «Прогулка заключенных», «Красные виноградники», «Пейзаж в Овере» были выбраны им лично.

Особенность российских предпринимателей дореволюционного периода, заразившихся любовью к искусству, – личная погруженность в предмет своей страсти. Не жалея времени, не щадя средств, с легкостью пересекая границы, они создали экономическую основу для глобальной художественной среды тех лет, еще и конкурируя между собой за покровительство талантам.

Одно из предпочтений Ивана Морозова – творчество француза Мориса Дени. Его усилиями центральная часть дома предпринимателя на Пречистенке – музыкальный салон – превратилась в масштабную визуализацию греческого мифа об Амуре и Психее. В советский период ее целостность была нарушена. Ради эвакуации в Новосибирск холсты, приклеенные к стенам особняка, сдирали вместе со штукатуркой. Салон был реконструирован в Главном штабе Эрмитажа. Затем он поехал в Париж. Теперь его можно увидеть в Москве.

В «Музыкальном салоне» концентрируется эротическое напряжение, разлитое по всей выставке. Для Мориса Дени мир греческих богов – повод рассказать историю любви в обстоятельствах, не стесняющих возможность наслаждения красотой женского тела. Серия работ на тему мифа об Амуре и Психее – эротический комикс, выполненный на самом высоком художественном уровне. Это шедевр, возвращенный усилиями Бернара Арно – одного из богатейших людей мира. Благодаря ему картины из коллекции Морозовых попали в Париж, благодаря ему же вернулись оттуда.

Для братьев Морозовых искусство стало способом самоидентификации. Они жаждали искусства, пробовали в нем свои силы, но так и не решились на то, чтобы посвятить ему свою жизнь. Вместо этого они выбирали художников, которые выступали в качестве их альтер эго, и те творили за них. Художники создавали произведения, к которым братья Морозовы чувствовали свою сопричастность. Каждая из картин становилась частью не только их интерьера, но и внутреннего мира.

В залах Пушкинского музея художники лишь создатели элементов мозаичного полотна. Автор мозаики – коллекционер. Он придает новый смысл каждой из картин, который возникает из их сочетания друг с другом. Коллекционер словно бы тоскует об идеальном мире, не находит его и воссоздает его художественными средствами. Идеальный мир замещает идеальный музей. Это то, что он может полностью контролировать. В процессе его совершенствования он совершенствуется и сам.

И потому в отношении братьев Морозовых, как и в отношении любого другого коллекционера, правомочен принцип: ты совершенен настолько, насколько совершенна твоя коллекция. Собрание братьев Морозовых, сохранившееся, пусть и не без потерь, на протяжении стольких лет, прошедшее через серию исторических испытаний, очередное из которых произошло совсем недавно, по-прежнему генерирует колоссальную энергию, которая с годами только увеличивается. Как и его стоимость.