Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 1437 от 24.08.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Тонкие отношения

От редакции: Тонкие отношения

Министр внутренних дел генерал-полковник милиции Рашид Нургалиев выпустил обращение к сотрудникам и военнослужащим МВД, которое хочется цитировать от начала до конца без сокращений и купюр. На хорошем, почти литературном языке российским милиционерам наконец рассказали об их миссии.

По Нургалиеву, основная задача милиционера заключается в том, чтобы “защищать жизнь, здоровье, права и свободы граждан”. Причем для достижения этой цели недопустимо прибегать к любому “жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению”. Основным требованием к моральному и профессиональному облику сотрудника системы МВД должно быть “вежливое, доброжелательное и деловое отношение к гражданам, их правам, свободам и интересам”. Милиционер должен быть “тактичным”, “справедливым”, “чутким” ко всем просьбам и заявлениям и при этом “самокритичным” и способным адекватно реагировать на справедливые замечания, правильно оценивать свои ошибки и своевременно устранять их, следить за культурой своей речи и внешним видом. “Равнодушию, небрежности, некомпетентности”, напротив, не должно быть места в работе МВД, потому что “профессиональные ошибки нередко оборачиваются трагедией и сломанными судьбами людей”.

Рассказав об этом в своем письме, Нургалиев призвал руководителей и командиров всех уровней добиваться от каждого сотрудника и военнослужащего “глубокого уважения к человеку и гражданину” и “обостренного чувства справедливости”, анализировать все без исключения материалы СМИ о неправомерных действиях сотрудников и создавать в коллективах атмосферу нетерпимости к “грубости, чванству, хамству и волоките”. При этом Нургалиев поручил всем руководителям всех подразделений министерства лично рассматривать все жалобы граждан на подчиненных.

В письме Нургалиева все правильно от первого до последнего слова. Понятно, что хорошего милиционера по возможности вообще не должно быть видно.

Он не должен останавливать мирных граждан на улице и требовать у них паспорт или прописку (это, кстати, министр отметил особенно), он должен появляться только в случае необходимости, только если кому-то нужна помощь или защита. А милицейская машина не должна создавать пробки и вредить окружающей среде. Именно поэтому в преддверии летнего сезона – 2005 милиционеры курортных городов Краснодарского края впервые в массовом порядке пересели на велосипеды. Потому что велосипед не дымит, как машина, легко обходит любую пробку на дороге и к тому же полезен для физического здоровья милиционера, от которого не в последнюю очередь зависит и его нравственный облик. И патрульный на велосипеде изначально как-то ближе к простому человеку, чем патрульный на хорошей иномарке.

Конечно, глупо было бы рассчитывать на то, что, прочитав письмо Нургалиева, рядовые сотрудники МВД с низкой зарплатой и приличным коррупционным опытом немедленно изменятся к лучшему. Но есть слова, которые время от времени нужно произносить вслух, и письмо министра следует отнести к разряду именно таких слов. “Есть жесткие требования приказов, уставов, боевых распоряжений, но есть область более тонких человеческих отношений, которые невозможно предусмотреть в рамках циркуляров”, – говорит Нургалиев, и спорить с ним невозможно.

Другое дело, что в подобных начинаниях критически важна искренность, и содержание открытых писем о милицейском долге не должно откровенно противоречить ведомственным циркулярам под грифом ДСП. А с этим у российского МВД проблемы. Не так давно правозащитники обнаружили и обнародовали секретный приказ МВД от 10 сентября 2002 г. № 870, которым башкирские милиционеры руководствовались во время так называемой спецоперации в Благовещенске (в ходе этого мероприятия сотрудники МВД задержали несколько сотен человек, многие из которых были избиты).

Приказ позволяет работникам МВД применять силу, оружие и специальные средства при “чрезвычайных обстоятельствах”, причем определение это настолько размыто, что, по мнению правозащитников, позволяет расстрелять даже мирную демонстрацию против монетизации льгот. Минюст, который признал этот приказ совершенно законным, категорически не согласен с трактовкой правозащитников и считает, что проблема не в циркуляре, а в неправильном его применении. Но проблема в том, что адвокаты сотрудников башкирской милиции, против которых в результате массового протеста жителей республики все-таки возбудили уголовные дела, ссылаются на этот секретный документ как на прямое указание к действию. А значит, их подзащитные понимают этот приказ именно так, как понимают его правозащитники. Конечно, будь внутри каждого сотрудника МВД упомянутое Нургалиевым “обостренное чувство справедливости” и “глубокое уважение к человеку и гражданину”, секретный циркуляр действительно применяли бы только к бандитам. Но у многих российских милиционеров упомянутых чувств нет, и с этим приходится смириться. Можно, конечно, бесконечно взывать к их пробуждению, но секретный циркуляр лучше все-таки переписать, чтобы все работники МВД понимали его одинаково и зачисток среди мирных граждан не проводили.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать