Статья опубликована в № 1523 от 23.12.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Азартная кампания

От редакции: Азартная кампания

В российских региональных центрах и столицах набирает силу кампания за ограничение игорного бизнеса. Азартные игры, без сомнения, весьма опасное развлечение. Болезненное пристрастие к нему – лудоманию – некоторые исследователи считают проблемой не менее разрушительной для личности, чем наркомания и алкоголизм.

В частности, еще в прошлом году белгородские власти приняли закон об изгнании игорного бизнеса из города с 1 января 2006 г. На минувшей неделе Рязанская областная дума приняла закон, по которому игорные заведения должны находиться на расстоянии не менее 5 км от границ населенных пунктов, отведя им для переезда три месяца. Не осталась в стороне и Госдума: там рассматриваются поправки, запрещающие игорные заведения на территории Москвы, Санкт-Петербурга и Сочи. Ранее депутаты уже удвоили ставку налога для игровых автоматов, а бюджетный комитет Госдумы одобрил решение об увеличении госпошлины за выдачу лицензий на игорный бизнес с 3000 до 30 млн руб.

Очевидно, что нынешнее состояние индустрии в России – с огромным количеством мелких игровых клубов на каждом углу – совершенно нетерпимо. Важно, чтобы борьба с этой проблемой не превратилась в нечто похожее на антиалкогольную кампанию в середине 1980-х. Одни лишь запреты – путь к выталкиванию игорного бизнеса в тень и его криминализации. Зарубежный опыт доказывает, что системный подход к проблеме позволяет увязать и соблюдение интересов общества, и получение государством выгод от этого высокодоходного бизнеса.

Самый известный пример – Лас-Вегас, отпраздновавший в этом году свое столетие. В эпоху своего становления как центра игорного бизнеса в 1930-е гг. он был известен как город нескольких “нет”: нет платы за вход в казино и на шоу, нет минимальных ставок, нет налога с продаж и местного подоходного налога, нет обязательного периода ожидания для заключения брака, нет регулирования азартных игр. Сегодня осталось лишь два “нет” – по местному подоходному налогу и периоду ожидания перед свадьбой. Но Лас-Вегас уже стал крупнейшим городом США из тех, что были основаны в XX в.

В штате Невада самая низкая в стране ставка местного налога на прибыль от игорного бизнеса – 6,25% (правда, казино везде в США обязаны платить корпоративный федеральный налог – до 39%). Налоги с игорного бизнеса приносят 43% доходов бюджета штата, 34% средств которого идет на финансирование системы образования. Кстати, в Лас-Вегасе развита курортная индустрия, там расположены 13 из 20 крупнейших курортных отелей мира. В этой связи стоит подумать: такая ли уж хорошая мысль ограничивать игорный бизнес в Сочи?

В США есть еще особые условия для индейцев: во многих штатах коренные американцы имеют эксклюзивное право вести игорный бизнес, прибыль от которого идет на развитие инфраструктуры индейских резерваций: строительство школ, больниц, создание новых рабочих мест.

Пример Лас-Вегаса стал модельным – этот опыт изучают законодатели множества стран, когда задумываются о собственных законах, регулирующих отрасль. Британцы, желающие изменить правила игры в своей индустрии азартных развлечений, оцениваемой почти в $110 млрд в год, внимательно изучили и опыт Австралии, где ослабление регулирования азартных игр привело к всплеску лудомании. Более 80% взрослого населения Австралии хоть раз играли в азартные игры, а средний проигрыш лудомана, по оценкам Австралийской армии спасения, достигает 12 200 австралийских долларов (почти $9000).

Причина бед, как показали исследования (проведенные, кстати, на деньги крупнейших игорных домов), не в самом наличии игровых “мощностей”, а в их чрезмерной повседневной доступности. Самый распространенный рецепт ограничения доступности: сосредоточение азартных развлечений в нескольких крупных центрах, введение обязательного перерыва в их работе, запрет на доступ в казино людям с подтвержденным диагнозом “лудомания” и организация (на деньги самих казино) служб помощи таким людям.

Путь множества “нет” – “нет” в столицах, “нет” в черте города, “нет” меньшим налогам – не лучший путь. Видимо, российским властям стоит вступить в переговоры с участниками игорного рынка и вместе с ними определить оптимальный для общества и для бизнеса вариант, к которому должна прийти индустрия в результате всех изменений.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать