Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 1629 от 07.06.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Перед лицом врага

От редакции: Перед лицом врага

Последние социологические опросы показывают, что в сознании россиян постепенно кристаллизуются образы внешнего врага. Похоже, кризис национальной идентичности мы преодолеваем испытанным способом.

В 1990-е гг. и в 2001–2002 гг., по сведениям ФОМ и ВЦИОМ, более половины наших сограждан положительно относились к США, отрицательно – от 13% до 20%. Теперь дружественной страной называют США только 5% опрошенных (в 2005 г. – 11%). Число воспринимающих Вашингтон как врага, наоборот, выросло с 23% до 37%. Только 22% опрошенных считают положительным влияние США на Россию. Противоположного мнения придерживаются 58% респондентов. Впрочем, россияне готовы использовать достижения заокеанской державы. По данным исследования “Левада-центра”, 72% опрошенных положительно оценивают ее экономическую систему. Для сравнения: китайский образец высоко оценивают 67% респондентов, а российское экономическое устройство – только 30%. Желание позаимствовать опыт американской экономики не мешает негативной оценке роли США в мире. По данным майского исследования ВЦИОМ, врагом снова стало и НАТО – 40% опрошенных считают, что организация угрожает России, противоположного мнения придерживаются 34%.

По данным “Левада-центра”, за год в российском обществе значительно окрепло сознание враждебности со стороны США (на 14 процентных пунктов) и Украины (тоже на 14 пунктов), а также Грузии (6 пунктов), Молдавии (5 пунктов) и Польши (3 пункта). На этом фоне усиливается и стремление к изоляции, что показало исследование ВЦИОМ в четырех странах СНГ – России, на Украине, в Белоруссии и Казахстане (см. текст на стр. А4).

Такая перемена настроений, полагают эксперты “Левада-центра”, вызвана изоляционистской риторикой российских лидеров и реальной внешней политикой Москвы. Кроме того, ее провоцирует нагнетание шпиономании и напряженности в отношениях с соседями по СНГ в российских средствах массовой информации. Формирование образа врага давно стало инструментом государственной политики. Примеров много: “враги народа” во Франции XVIII в. и в СССР 1930-х, евреи и коммунисты в нацистской Германии, внешний враг в противостоянии СССР и США времен холодной войны или в Японии 1930-х гг.

Образ врага позволяет усилить патриотические настроения, объединить общество – и сделать его более управляемым. Психологи утверждают, что в условиях кризиса человек готов отказаться от собственной индивидуальности в обмен на чувство защищенности, которое дает слияние с группой. Отсюда многочисленные субкультуры, идентифицирующие себя по этническим, региональным или политико-мифологическим основаниям. Причем отрицательные основания для идентификации группы – образы чужого, врага – зачастую гораздо сильнее и эффективнее положительных. Очевидно, что после радикальных политических, экономических и социальных перемен 1990-х в России существует кризис идентичности на государственном уровне, который в общественной дискуссии выливается в бесконечные поиски пресловутой национальной идеи.

Но пока это, позитивное, основание самоидентификации не складывается, в обществе потихоньку утверждается негативное. Стоит помнить, что это чревато крупными потрясениями. Война с Японией 1905 г. в итоге закончилась для России революцией, холодная война – крахом СССР. Судьба Французской революции, нацистской Германии и милитаристской Японии тоже хорошо известна. Ну а пока, в полном соответствии с выкладками психологов, стремление найти врага вызывает ответные чувства. По данным американской социологической службы Harris Interactive, в 2001 г. 17% американцев считали Россию союзником, еще 40% в видели в ней дружественную страну, но не союзника; всего 4% полагали, что она – враг. В 2005 г. 11% американцев считали Россию союзником, 45% – дружественной державой; 28% воспринимали Россию как недружественное государство, а 8% – как врага.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать