Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 1891 от 28.06.2007 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: На страже сундука

От редакции: На страже сундука

Замоскворецкий суд Москвы решил, что МВД и УВД на столичном метрополитене должны выплатить таджикскому гастарбайтеру Рустаму Байбекову 30 000 руб. компенсации морального вреда. Сам Байбеков, который чудом остался жив после того, как милиционер Борис Коструба выстрелил ему в рот, оценивал свои страдания в миллион рублей. Милиционер осужден на девять лет лишения свободы.

Сравним с другими компенсациями. К примеру, Коптевский райсуд Москвы решил, что Борис Громов может получить компенсацию в 110 000 руб. за одно не понравившееся ему выступление в прессе. После других выступлений в прессе, которые суд счел некорректными, бывший первый замгенпрокурора Юрий Бирюков получил 200 000 руб., а сенатор Сергей Пугачев – 30 млн руб.

Но дело не только в разнице компенсации морального вреда для простого гражданина и высокопоставленного госслужащего. Проблема шире – в стремлении государства всеми законными и незаконными способами не компенсировать нанесенный вред. Например, во время первого процесса представитель МВД просил отказать в удовлетворении иска Байбекова, поскольку, по его мнению, милиционер, совершивший преступление, немедленно перестает быть таковым и ведомственная казна не должна отвечать за действия уже уволенного за незаконные действия сотрудника. И суд сначала принял аргументацию МВД и отказал Байбекову.

Впрочем, государство часто не исполняет и вступившие в силу решения судов. Раньше оно просто ограничивало годовую сумму выплат по искам к казне постановлением правительства (в частности, на 2003 г. она равнялась 500 млн руб.). Из-за этого многие пострадавшие от незаконных действий правоохранительных органов и чиновников не могли получить компенсации вовремя. После того как в 2005 г. Конституционный суд признал их противоречащими Конституции, эти ограничения были сняты. В 2006 г., по данным источников “Ведомостей” в Минфине, федеральный бюджет выплатил по искам граждан 6 млрд руб. Однако поправки в Бюджетный кодекс и закон “Об исполнительном производстве” не предусматривают внешнего принуждения и обязательного наказания должностных лиц, саботировавших или задержавших решения суда. Около 40% исков в Страсбургский суд россияне подают по причине неисполнения решений российских судов, а более 80% из них – это иски к госорганам.

Государство расширяет набор механизмов, позволяющих заставить граждан уважать решения судов о выплате денег. Оно может возбудить уголовное дело по статье “Неисполнение решения суда”, изъять имущество или, как это недавно сделали судебные приставы, не пускать злостных неплательщиков за границу. Чиновник за неисполнение решения суда редко чем-либо рискует. Возможно, причина в том, что по всем искам граждан к государству вне зависимости от того, какое ведомство нанесло вред, платит Минфин. Вероятно и другое: судебные приставы стали бы активнее взыскивать долги с госорганов, описывать их имущество и отбирать загранпаспорта у чиновников, если бы подчинялись не Минюсту, т. е. правительству, а судебной власти. Наконец, самому государству стоит перестать изобретать схемы ухода от выплат налогоплательщикам.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать