Статья опубликована в № 1935 от 29.08.2007 под заголовком: ПОЛИТЭКОНОМИЯ: Инстинкт демократии

Политэкономия: Инстинкт демократии

В первых числах сентября, как предположил глава ЦИК, будет официально дан старт парламентской предвыборной кампании. Выборы, за которыми уже закрепилась квалификация “без выбора”, пройдут 2 декабря. Отмечается, что в ходе этой кампании будет поставлен заслон многочисленным черным технологиям. Но зачем черные технологии, если благодаря одной, но большой технологии результаты выборов хотя бы приблизительно известны заранее, а состав парламента, по большому счету, мало на что влияет в стране?

Выборная демократия родилась благодаря воле к власти одного человека – Михаила Горбачева. Сама идея свободных, конкурентных выборов, которая оформилась почти 20 лет назад, в 1988 г., на XIX партконференции, диктовалась во многом стремлением генерального секретаря удержать власть. Что абсолютно нормально для политика, иначе какой же он тогда политик.

Если бы он не изменил политическую систему, не изменил партию, передав часть ее полномочий советам, не изменил свой статус, добавив к титулу генсека должность главы Верховного Совета, а затем и президента, он сошел бы с политической сцены раньше 1991 г. Горбачев, чтобы выжить, должен был взять в союзники народ. А для этого ему нужно было поделиться с гражданами властью. Единственным доступным способом вовлечения населения во власть были свободные выборы. И Горбачев начал политическую реформу. Он возглавил процесс. Иначе процесс обезглавил бы его самого.

Горбачев попал в точку. Передача власти советам стала идеей, в буквальном смысле охватившей массы и превратившейся в материальную силу. Но выборная демократия сама по себе разрушала КПСС – секретари обкомов и райкомов в ходе первых выборов 1989 г. начали конкурировать друг с другом, как будто состояли в разных партиях.

Происходившие процессы были не просто сменой институтов власти. Выборная демократия не приходит одна. Вслед за съездами и свободными выборами последовали реабилитация жертв политических репрессий, неформальные движения, “Демплатформа”, Межрегиональная депутатская группа, вывод советских войск из Афганистана, отмена 6-й статьи, республиканский хозрасчет – далее везде.

Так начиналась история российской процедурной выборной демократии – той самой, которую сейчас заменили манипулятивной демократией технологий, искажающей свободное волеизъявление и потому делающей власть все менее представительной, референтной, а значит, все менее легитимной. В России сформирована выборная демократия, основанная на адаптированном под формирование политической монополии избирательном законодательстве. Чем выше уровень манипуляций сознанием избирателей, чем совершеннее избирательные технологии, тем ниже уровень свободы волеизъявления, осознанности акта голосования. А значит – ниже степень легитимности власти.

И тем не менее инстинкт демократии, сформированный 20 лет назад, мышечная память избирателя, привыкшего бросать бюллетень в урну, остались. Свежее исследование ФОМа показывает: большинство сограждан (59%) убеждены, что результаты выборов не повлияют на их жизнь. Но в противоречии с этим 55% считают их важным событием для страны. Значит, привыкли за два десятка лет связывать с демократией надежды на лучшее.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать