Статья опубликована в № 2043 от 06.02.2008 под заголовком: От редакции: Ближе к закону

От редакции: Ближе к закону

Минэкономразвития предлагает законодательно установить возможность госрегулирования цен на социально значимые товары. Такая норма содержится в последней версии законопроекта о торговле, который в апреле должен быть внесен в правительство. Один из предыдущих вариантов уже включал похожее предложение, но ритейлерам удалось доказать его неадекватность, и в конце прошлого года оно исчезло.

Директор департамента госрегулирования внутренней торговли Павел Волков призывает компании не волноваться: регулирование цен (правительство будет либо устанавливать предельную наценку на товар для продавцов либо максимальную цену, либо продолжит практику соглашений между торговыми сетями и производителями) – это крайняя мера. Она будет применяться, во-первых, в случае резкого скачка цен. Во-вторых, список товаров будет узким и закрытым. Почти во всех странах Евросоюза есть такие законодательные нормы, но они «спящие» и существуют на всякий случай, убеждал чиновник.

Но в том, что и у нас эта норма станет спящей, есть сомнения. В развивающихся странах заморозка цен стала популярной мерой борьбы с удорожанием продуктов. На самые востребованные товары ограничивается рост цен в Китае, Таиланде, Мексике, Малайзии, Венесуэле. В России 31 января истек срок действия одной заморозки, но было заключено новое соглашение до 1 мая. А потом «будут задействованы другие регуляторы, мы рассчитываем, что к этому времени будет внесен закон о торговле», намекнул на последнем заседании правительства замминистра экономразвития Андрей Белоусов.

Если считать, что прямое регулирование цен – крайний случай, то такие крайние случаи за последние четыре месяца наступали уже дважды. Симптоматично, что именно Минэкономразвития, которое всегда считалось оплотом рыночных ценностей, выступает с инициативой госрегулирования цен. Но такая форма борьбы с инфляцией устраивает и чиновников, и население, и даже компании – несмотря на то, что к борьбе она имеет мало отношения: по данным Росстата, только за два месяца действия первого соглашения (ноябрь – декабрь) товары, цены на которые были заморожены, подорожали на 1–6%. Инфляция за 2007 г. достигла 11,9%, а за январь – 2,3%. Зато чиновникам есть что сказать в отчете о том, что они с этим делают, а компаниям – как они проявляют социальную ответственность.

Для граждан цены – вопрос не праздный: 39% респондентов, опрошенных «Левада-центром», назвали прошлогодний скачок цен главным событием года; 78% опрошенных ФОМ заявили, что повышение цен значительно сказалось на их материальном положении; 75% опрошенных ВЦИОМ считают, что государство не должно было этого допускать. Виноваты в том, что продукты дорожают, производители и перекупщики – так думают 42% россиян (опрос «Левада–центра»). Иллюзий об успехе замораживания цен они при этом не питают: 47% населения полагают, что они не повлияют на рост, следует из опроса «Башкирова и партнеры». А если подходить к вопросу глобально, то регулирование цен встречает одобрение и понимание большинства россиян: 55% опрошенных «Левада-центром» считают, что государство должно устанавливать твердые цены на большинство товаров частных производителей, 34% полагают, что цены можно фиксировать только на самые необходимые товары и услуги, и лишь 6% отрицательно относятся к любому государственному вмешательству в ценообразование.

Если возможность регулирования цен будет прописана в законе, это добавит подобным мерам легитимности. На это уже никто не обращает внимания, но соглашения между производителями и торговцами противоречат антимонопольному законодательству. Просто когда было подписано первое соглашение, Федеральная антимонопольная служба его поддержала, хотя закон о защите конкуренции их прямо запрещает. Если закон о торговле прямо их разрешит, то руководствоваться нужно будет им как более поздним документом.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать