Мнения
Бесплатный
Максим Трудолюбов
Статья опубликована в № 2063 от 06.03.2008 под заголовком: Дата: Неоднозначное сознание

Сталинский проект: Неоднозначное сознание

Тема смерти Сталина не умирает и хорошо продается. Авторы множества телепередач, показанных за последние дни, подавали версию о насильственной смерти генсека многозначительно, с таинственными намеками, со ссылками на «новые документы», как будто что-то открывшееся только сейчас. Но слухи о том, что Сталин умер и умер не сам, появились, как только он заболел. Инсульт помешал ему довести до конца дело врачей, и первыми подозреваемыми, естественно, были врачи-евреи: «Не приложили ли руку к его здоровью евреи»; «Виноваты врачи-убийцы»; «Надо пойти на Израиль и громить евреев». Это цитаты из отчетов МГБ о настроениях в обществе в дни болезни генсека. Вскоре после ареста и расстрела Берии главным подозреваемым стал он. Все это еще в 1976 г. описал Абдурахман Авторханов в книге «Загадка смерти Сталина».

Почему разговоров об обстоятельствах смерти генсека так много сейчас? Потому что эта фигура значима до сих пор? Конечно, значима – и на символическом (сталинский гимн), и на вполне материальном уровне. Его решения определили географию расположения крупных предприятий и городов, искусственно созданных и существующих до сих пор; последствия проведенной им коллективизации до сих пор сказываются на состоянии российского сельского хозяйства; его вкусы определили нынешний архитектурный облик столицы и других городов; он отфильтровал и «отредактировал» то, что называлось советской литературой. Им был создан и передан по наследству принцип отбора в управленческую элиту по признакам лояльности, безопасности для вышестоящих и безынициативности. Отношения между винтиками управленческой вертикали как между кормящими и получающими кормление – развиты и доведены до совершенства им. Готовность общества к изоляции, недоверие друг к другу и к «чужакам», взгляд на мир глазами защитников осажденной крепости – это тоже до сих пор живые последствия его правления. И главное последствие – уничтоженные люди и все, что ими не было создано и не было написано.

Между тем дискуссия идет о том, кто и в какой момент звонил в марте 53-го членам Политбюро, кто и когда вызывал врачей к больному вождю, когда на ближнюю дачу приехали Берия и Маленков, а когда Хрущев с Булганиным. Такого рода забалтывание подменяет интерес к истории любопытством, превращает историю в анекдот. Но еще важнее то, что дискуссия, ведущаяся на таком уровне, поддерживает в гражданах-телезрителях неопределенность в отношении ко всему тому, что действительно нужно знать и понимать о Сталине. Неопределенность – это когда продолжают повторять бессмысленное сочетание «неоднозначная фигура», по сути объявляя отсутствие мнения ценностью. Сознание общества так и остается неоднозначным – таким, где собственное мнение подменяется заемной патриотической позой. Наследие Сталина остается разделенным на цели (в чем-то благие) и средства (чрезмерно жестокие). Это разделение позволяет и в настоящем оправдывать средства благими политическими целями.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать