Максим Трудолюбов

Новая цена голоса

После выборов 2019 г. гораздо больше людей будут знать, что их голос весит больше, чем они привыкли думать

Крым как война другими средствами

Кремль хотел, как США, делать что хочет и чтобы ему ничего за это не было – так и вышло, внутри страны

Ужас абсолютной прозрачности

Исчезновение грани между публичным и непубличным ведет к диктатуре медиаэффекта

Стабильность Конституции против нестабильности правил

Реально действующий Основной закон словами не описан

Когда умрут политтехнологии

Отношение граждан к политике меняется: она им нужна живая, а не искусственная

Моральная жизнь эпохи позднего путинизма

Моральный выбор сегодня – не фигура речи из прошлого, но этическая грань проходит не по линии, отделяющей человека от государства

Капитализм в социалистической стране

В России победил бизнес на людях, получающих старые советские услуги

Испытание ЕС на прочность

Дональд Трамп как вызов общеевропейским ценностям

Как снова полюбить будущее

Сегодня будущее не особенно мирное и не особенно за нас

Голый человек перед вооруженным государством

Россия без 1937-го не Россия

Ложное примирение

Конфликт между элитой и обществом не преодолен

Собственность и свобода в современной России

Как в проблеме реновации сплелись социальные права и права рыночные

Куда ведут пятиэтажки

Ликвидация хрущевок хрущевскими методами

Шоу Трампа против шоу Путина

Лидеры двух больших стран играют в игры с медийной и «обычной» реальностями

Кто ответит за провал государства

Максим Трудолюбов об опасной ситуации, в которой улица – единственная альтернатива Кремлю

Российское двузаконие и случай Медведева

Максим Трудолюбов о жалованных поместьях XXI века

От кормления к подвигу

Максим Трудолюбов о том, что проект сноса хрущевок в Москве больше любой предвыборной логики

Жизнь после прогресса

Максим Трудолюбов об утрате миром линейной перспективы развития

Российская мечта, или Нужно меньше встречаться

Максим Трудолюбов о нивелировании политических механизмов

Эксплуатация общественных травм

Российская политика строится на ожидании катастроф