Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 2107 от 13.05.2008 под заголовком: От редакции: Сербский выбор

От редакции: Сербский выбор

Сербия сближается с Европой. Утрата Косова, остро воспринятая многими сербами, не ожесточила их и не вывела Белград на антиевропейский курс. Вопреки некоторым прогнозам, безвизовый режим с Евросоюзом, преференции в торговле и перспектива стать частью Европы оказались более весомыми факторами, чем территориальные потери и прошлые обиды. Об этом свидетельствуют результаты внеочередных парламентских выборов в Сербии.

Коалиция президента Бориса Тадича «За европейскую Сербию» набрала 38,8% голосов, что даст ей 103 места в скупщине (парламенте). Ее главный конкурент – радикальная партия – получила 29% голосов (77 мандатов), «Новая Сербия» Воислава Коштуницы – 11,3% (30 мест), социалисты – 7,6% (20 депутатов), 5%-ный барьер преодолела также Либерально-демократическая партия (14 мандатов). Еще семь мест в парламенте по сербскому закону о выборах получат представители национальных общин. На выборы пришли более 60% граждан страны.

В 1990-е гг. Белград пытался удержать бывшие республики Югославии силой оружия. Война на Балканах и ликвидация автономии Косова привели к военному поражению и дипломатической изоляции Сербии и нанесли стране громадный экономический урон. Сербия отказалась от роли старшего брата, но продолжала нести территориальные потери. Сдержанную и достойную реакцию Белграда на отделение Черногории от Югославии в мае 2006 г. можно объяснить исторической традицией черногорской самостоятельности и строгим соблюдением норм югославской конституции и международного права во время референдума о независимости. Сецессия Косова воспринималась более остро. Край в народном самосознании – не просто часть Сербии, но и историческая память о борьбе за независимость против Османской империи в сражениях Первой мировой войны и партизанской войне 1941–1944 гг. Наконец, албанцы стали этническим большинством в Косове уже в 1950–1970-х гг. при Тито. От 80% до 90% сербов крайне отрицательно относились к отделению края.

В этой ситуации некоторые эксперты ожидали радикализации антизападных и пророссийских настроений в Сербии. Однако этого не произошло. Ответственные политики в Белграде осознавали, что военная акция против косовских албанцев равноценна самоубийству.

Ни один из серьезных кандидатов в президенты и ни одна парламентская партия, резко осуждая отделение Косова, не выступали с подобными предложениями. Разница в программах ключевых игроков состояла лишь в том, что сторонники Бориса Тадича намерены продолжать европейский курс в любом случае, а радикалы Томислава Николича и Воислава Шешеля грозят разрывом отношений со странами, которые признают Косово. Сербы могли бы в знак протеста против западной политики в косовском вопросе «выбрать сердцем» президента-радикала Николича.

Впрочем, формирование правительства грозит затянуться. Каждому из лидеров гонки для создания большинства в 126 голосов придется договариваться по меньшей мере еще с двумя партиями. Не исключен новый политический кризис и новые парламентские выборы.

Но в целом сербское общество, судя по всему, осознало, что разумной альтернативы сближению с Европой нет. Времена бескорыстной помощи России славянам в прошлом. Россия, конечно, обеспечила Сербии вето по косовскому вопросу в Совете Безопасности ООН. Но затем последовали соглашения о строительстве транзитного газопровода «Южный поток», подземного хранилища газа на территории Сербии и покупка «Газпром нефтью» нефтеперерабатывающей компании NIS.

Если рассматривать эту ситуацию как сделку, то сербы выбрали сделку с Европой. Вопрос лишь в темпах интеграции и дополнительных преференциях, которые то или иное правительство страны сможет истребовать у Евросоюза взамен на отказ от великодержавных претензий.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать