Статья опубликована в № 2169 от 08.08.2008 под заголовком: От редакции: Выше закона

От редакции: Выше закона

Прокурорам и следователям теперь официально разрешено нарушать правила дорожного движения с минимальным риском быть наказанными. Верховный суд России запретил сотрудникам дорожно-постовой службы самим фиксировать нарушения правил дорожного движения, совершенные работниками прокуратуры и следователями. Первые шаги к преодолению правового нигилизма сделаны.

Можно идти дальше. Людей, которые рады были бы укрепить свой особый правовой статус, еще много. И их число непрерывно растет. В системе прокуратуры, включая следственный комитет, в мае 2008 г. насчитывалось 58 000 сотрудников, к январю 2009 г. согласно президентскому указу их станет еще на 2000 больше. В милиции работают более 820 000 человек. Количество сотрудников Федеральной службы безопасности и Федеральной службы охраны – государственная тайна, но в 2006 г. численность центрального аппарата ФСО увеличена президентским указом с 600 до 665 человек. Арбитражных и федеральных судей в России 27 300. Наконец, количество чиновников всех уровней выросло с 2001 по 2007 г. с 1,2 млн до 1,7 млн. Многие из них выведены за пределы нормального правового поля и множат ряды правовых нигилистов, уверенных в своей безнаказанности из-за того, что их дела будут рассматриваться «в особом порядке», без лишних глаз и ушей.

С точки зрения буквы закона упрекнуть Верховный cуд совершенно не в чем. Суд рассматривал законность должностной инструкции ГИБДД Новосибирской области, которая позволяла ее сотрудникам составлять протоколы на прокурорских работников, и нашел эту инструкцию незаконной. Статья 1.4 Кодекса об административных правонарушениях указывает, что прокуроры (наравне с судьями и депутатами) привлекаются к административной ответственности в особом порядке, а 42-я статья закона «О прокуратуре» уточняет, что расследовать правонарушения и преступления, совершенные прокурорами или следователями (если только они не застигнуты при совершении преступления), может только сама прокуратура.

Это означает, что сотрудник ГИБДД, остановивший следователя или прокурора за нарушение правил, должен немедленно отпустить обладателя корочки вне зависимости от тяжести содеянного и без освидетельствования на состояние опьянения. Он может лишь направить рапорт руководству местной прокуратуры, чтобы те разобрались и наказали нарушителя.

В России нет прецедентного права, но решение Верховного суда отправляет прокурорам и другим обладателям особого правового статуса опасный сигнал. Может быть, и другие службы теперь захотят получить подобные решения в свою пользу. Сотрудники некоторых силовых структур, в частности ФСО, ФСБ, прокуратуры и оперативных подразделений МВД, и прежде пользовались тем, что работники ГАИ предпочитали не связываться с «коллегами», опасаясь неприятностей. Теперь высшая судебная инстанция фактически легитимизировала негласную индульгенцию не только для прокуроров, но и для других обладателей всевозможных корочек. Их нарушения, причем не только на дорогах, будут преимущественно рассматриваться келейно, и нарушители имеют шанс остаться безнаказанными.

Нужно оговориться: иммунитет и особый порядок привлечения к ответственности для депутатов и некоторых категорий госслужащих, в том числе судей и прокуроров, необходим для обеспечения их независимости и беспристрастности. Запрет возбуждать уголовное дело, досматривать или обыскивать этих лиц без соблюдения определенных процедур принят, чтобы всевозможные силовики по наущению заинтересованных сторон не могли давить на судей и представителей надзорных органов угрозами. Однако протокол о нарушении ПДД вряд ли может стать инструментом давления на честного судью или неподкупного прокурора. Решение ВС подтверждает, что «есть звери равнее», и подчеркивает: отечественный вариант иммунитета означает, что члены силовой корпорации получают гарантию внешней неподконтрольности при сохранении зависимости от собственного начальства.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать