Жизнь без кнута и пряника

Так получилось, что я познакомился сразу с 14 людьми, которые меня поразили. Все они – иностранные гости Йельского университета, приглашенные сюда на программу Yale World Fellows.

Всю минувшую неделю, знакомясь с ними, я пытаюсь понять, что заставляет этих людей работать так, как они работают; ради чего они делают настолько больше, чем полагается по штатному расписанию или по контракту. Судя по всему, они (за исключением одного - бизнесмена, о котором речь позже) не стремятся заработать все деньги. Да и как заработаешь при таких карьерах.

Высокооплачиваемый юрист из Нью-Йорка переезжает на родину предков, в Бангладеш, и становится журналистом-редактором местной англоязычной газеты; инженер из Венесуэлы создает общественную организацию Súmate, выступающую за честные выборы; вузовский преподаватель из Китая становится режиссером-документалистом. Упоминавшийся выше бизнесмен - тоже не прост. Он создает одну за другой несколько разных компаний, потом - несколько благотворительных структур, в том числе фонд, потом идет в докторантуру в Кэмбридж, не прерывая ни одного из прежних занятий.

Если и есть какое-то различие между ними, то в степени выхода за пределы необходимого. Они представляют самые разные культуры, но похожи между собой тем, что мотивируют себя сами. Привычные стимулы, как они сами говорят, на них не действуют. Не знаю, насколько это научно с точки зрения специалистов по менеджменту, но мне показалось интерсным вот какое объяснение (выступление Дэна Пинка на www.ted.com). Кнут и пряник вообще не действуют, если речь идет о чем-то большем, чем механическая работа, говорит Пинк. Давление, страх и, наоборот, - премии и бонусы, как показывает опыт, не помогают решать сложные задачи. Хорошая оплата труда, конечно, нужна, но ее увеличение не становится лучшим стимулом для развития проекта. Там, где нужна находчивость, счастливый случай, творческие решения, главным "мотиватором" является сама задача. Или стоящая над ней "сверхзадача". Причем сверхзадача эта часто не "прагматическая", а вполне "идеалистическая". Все упомянутые выше люди ставят такие цели  легко, как будто собрались купить новый холодильник или машину. А попутно еще и деньги зарабатывают. Признаюсь, я под большим впечатлением от этих людей.

В России, в важнейших государственных организациях и в значительной части бизнеса материальные стимулы считаются главными, потому что в другие мало кто верит. Даже терпимость высшего руководства к коррупции связана, похоже, с недоверием к иным стимулам, помимо материальных: "Мы им платим мало - пусть свое добирают, заодно будут на привязи". Между тем, постановка "высокой цели" может оказаться очень мощным двигателем - при условии, что цель позитивная и настоящая, но при этом не общая. Жить в стране с одной общей для всех целью мы уже пробовали. Сверхзадача - дело личное, но полезное для общества.

 

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать