Мнения
Бесплатный
Максим Трудолюбов

Да, слова Медведева - остаются словами. Но важно, что они вообще сказаны

Это перевод статьи, вышедшей по-английски, но с сохранением вырезанных в английской версии частей (в конце в основном).

За несколько месяцев, проведенных мной в американском университете, я слышал главный русский вопрос – то есть вопрос об отношениях Путина и Медведева – так часто , что решил суммировать несколько очевидных фактов и сделать выводы.

Граждане для двух российских лидеров – не избиратели, а аудитория. Российсие власти вывели конкурирующих политиков с игрового поля, поэтому оценка данная им в ходе выборов, не так им важна. Оба лидера ищут легитимность иным путем. Они обращаются напрямую к гражданам и следят за тем, как то или иное послание, идея и даже визуальный образ воспринимаются аудиторией.

Граждане не составляют программу телепередач. Они смотрят то, что предлагают им центральные телеканалы, но они могут переключать с канала на канал и даже выключать телевизор. Так они выражают свое мнение об увиденном и в дальнейшем это мнение учитывается редакцией. Похожим образом дело обстоит и с политической повесткой дня. Вопросы, вызывающие наибольший интерес, и, одновременно, позволяющие лидеру поддержать позитивное мнение о себе – сохраняются в повестке дня; это выигрышные вопросы. Проигрышные вопросы из повестки дня выводятся.

Ключевая разница между Путиным и Медведевым в том, что они работают с разной аудиторией.

Аудитория Путина – люди со средними и низкими доходами, часто зависимые от государства, то есть получающие пенсии и зарплаты от государственных организаций и госкомпаний. В этой аудитории много людей среднего и старшего возраста, хорошо помнящих СССР и привыкших осознавать себя гражданами великой державы. Большинство этих людей регулярно смотрят телевизор.

Аудитория Медведева – люди с чуть более высоким средним доходом и уровнем образования, они живут в больших городах, бывают за границей, многие из них не зависят от государства в материальном отношении. Здесь гораздо лучше представлены 20-летние и 30-летние – те, кто уже не мыслит своей жизни без рынка и современных технологий. Многие из этих людей не смотрят телевизор и часто пользуются интернетом. Еще одна часть аудитории Медведева – зарубежные зрители и читатели. Медведев гораздо больше, чем Путин работает «на экспорт». Он пользуется интернетом, занимается фотографией, хорошо понимает что такое социальные сети и обязательно пользовалься бы Facebook и Twitter, если бы не был такой публичной фигурой – он представитель интернет-поколения.

Это очень грубая разбивка. Нет сомнений что аудитории пересекаются, что среди пожилых людей немало сторонников Медведева, а среди молодых есть сторонники Путина. Но в целом это все-таки две разные аудитории. Отсюда и расхождения во взглядах и противоположные по направленности политические инициативы. Этим же объясняется и то, что Путин и Медведев не ссорятся. Они просто работают с разными аудиториями.

Осторожная реабилитация Сталина как «эффективного менеджера», высокий рейтинг Сталина в телешоу «Имя России», возвращение цитат из сталинского гимна в интерьер станции метро «Курская» – все это делается для аудитории Путина. Слова президента о необходимости осудить преступления сталинского времени и том, что никакими экономическими прорывами репрессии оправдываться не могут – это для аудитории Медведева.

Путин говорит и еще больше делает для поддержки государственных компаний, компаний, входящих в госкорпорации, и крупных олигархических структур. Путин не раз занимал конфронтационные позиции по отношению к иностранным инвесторам. Медведев, напротив, не раз говорил и о необходимости привлечения иностранных инвестиций и создания для них благоприятных условий. Не раз он задавался вопросами об эффективности госкорпораций, а в последнем обращении к парламенту назвал их «бесперспективными».

Разные, иногда противоположные позиции Путина и Медведева – следствие того, что они обращаются к разной аудитории. Отстаивать интересы державы, призывать к тому, чтобы гордиться своей историей и грозить иностранцам – выигрышные позиции для Путина. Демонстрировать хорошее знание системных проблем российской эконмики, критиковать государство в экономике, приглашать иностранные компании в страну – выигрышные позиции для Медведева.

Аудитория Путина больше, ресурсы и возможности, которыми он располагает, больше. Именно поэтому Путин больше делает, чем говорит, а Медведев, больше говорит, чем делает.

Медведев призван успокаивать средний класс и преуспевающих людей, уставших от неэффективности и коррумпированности российского государства. Это не значит, что он может и будет действовать в соответствии со своей повесткой дня. Ему разрешается формулировать повестку дня, констрастирующую с той, которую много лет формировал Путин (что само по себе немало).

Почему разрешается? Вероятно, потому, что аудитория Медведева в России растет. Темпы прироста пользователей интернета достигают в России 18-20% в год. По данным ФОМ, среди горожан старше 12-ти ежесуточно в интернет сейчас выходит почти четверть (23% или 21,5 млн человек), раз в неделю – 35% (31,9 млн человек). Путин знает об этом и позволяет Медведеву говорить о болевых точках современной России, о которых постоянно говорят в интернете. Но уверен Путин и в том, что его аудитория – по-прежнему большинство россиян, а большинство россиян – преданные телезрители. Именно поэтому очень немногое из того, о чем говорит Медведев будет в ближайшее время реализовано.

Но важно уже то, что все эти слова сказаны. Политтехнологи могут думать, что слова – это просто инструменты. Что для решения конкретной политической задачи, нужно найти набор месседжей, адресованных определенной аудитории, а потом забыть об этих словах. Но это не так. У слов своя особая жизнь. Они вернутся и еще пригодятся в будущем. Как пригодится и сформулированная Медведевым в общих чертах повестка дня.

Многие из заявлений Медведева я воспринимаю близко к сердцу. Но после стольких лет государственного пиара трудно отличить проработанный «месседж» от искренних слов. Эта двойственность в восприятии любых официальных заявлений еще долго будет мешать восстановлению доверия к государству.

Превращение политики в шоубизнес – универсальное явление. Не только в России политики видят в гражданах прежде всего аудиторию, с которой нужно правильно «работать». Но Россия в этом отношении прошла за последние 10 лет большой путь и может считаться передовой площадкой для испытания политических технологий такого рода. Гражданину любой страны мира стоит периодически задаваться вопросами: «Не стал ли я телезрителем или посетителем вэб-сайтов? Понимаю ли я, что происходит в моей стране?».

и

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать