Мнения
Бесплатный
Анастасия Дагаева

Вулкан – проверка на адекватность

Мы привыкли к тому, что имеем возможность оказаться практически в любой точке мира. Жажда острых ощущений гонит нас в Африку, Латинскую Америку, Новую Зеландию, на худой конец, Европу. Как же здорово, сидя в московской квартирке, планировать захватывающий маршрут по нескольким странам мира! И ведь мы уверены, что все получится: весь земной шар окутан маршрутными сетями различных авиакомпаний. Эти мега аэропорты с невозможным количеством стыковочных рейсов, толпами людей... или малюсенькие аэродромы в сельской местности с грунтовой взлетно-посадочной полосой... Ничего не пугает нас – ни теракты, ни эпидемии. Мы бесстрашны в своем стремлении испытать новое! Это прекрасное чувство есть основа туристического и, по большому счету, авиационного бизнеса. Казалось бы, ничего не может нас остановить.

Эйяфьяллайекюль остановил! Это труднопроизносимое слово, как вы знаете, название исландского вулкана; он спал 200 лет и вот в марте 2010 г. начал просыпаться, а в середине апреля и вовсе дошел до нужной кондиции – и как пыхнул на 7000 метров вверх! И вот гигантское облако вулканического пепла двинулось на Европу. Если честно, поначалу я не придала данному явлению особого значения. Человечество осваивает космос, а тут какое-то облако... Но когда страны Европы одна за другой стали закрывать авиационное сообщение (а через европейские аэропорты проходит много стыковочных рейсов в другие страны мира), стало очевидно, что пепел – это серьезно. Он мелкий и липкий, как цемент, проникает в любое технологическое отверстие, налипает на лопатки, они меняют вес и геометрию, что, в свою очередь, приводит к остановке или разрущению двигателя самолета. Так мне объяснил опасность пепла Константин Тетерин, пилот, выпускник авиацонного института. Но проходит несколько дней, в течение которых большинство европейских компаний не летали (они и сейчас не летают), и появляется другая версия: пепел не опасен. О чем говорят и в Lufthansa, и в British Airways. Уже проведено 40 тестовых рейсов – все в порядке. O'k, говорят европейские чиновники и – авиасообщение возобновляется. Но Эйяфьяллайекюль опять начал плеваться. O'k, говорят европейские чиновники и – авиасообщение закрывается.

Похоже, прблема в том, что вулканический пепел все-таки малоизученное явление в контексте авиации. Отсюда и резкие движения при малейшем подозрении, риски-то высоки: жизни людей. И это, на мой взгляд, ключевой момент. О нем должны помнить авиаторы, чиновники, ученые и сами пассажиры. Я не понимаю перевозчиков, которые кричат об убытках (неужели авиакатастрофы обходятся дешевле?!), не понимаю чиновников, которые, как выясняется, принимали решения о прекращении рейсов на основе какой-то устаревшей (!) компьютерной программы (это Euronews рассказывал). Не понимаю ученых, которые молчат. Наконец, не понимаю людей, которые во что бы то ни стало хотят куда-то лететь ("Я купил билет, настроился на отдых, встречу с друзьями", – упрямится один мой знакомый и ни в какую не отказывается от поездки).

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать