Мнения
Бесплатный
Максим Трудолюбов

В ответ на статью "Осторожнее с толерантностью" Льва Любимова

Вводное замечание: это мое особое мнение по поводу мной же (как редактором отдела "Комментарии") опубликованной статьи:

Очень важный для российского общества разговор о толерантности (точнее, о терпимости) не стоит, мне кажется, начинать с предостережений. Терпимость нужно для начала проповедовать. У нас даже профессора МГУ пишут учебник истории ХХ века, в котором сожалеют о том, что Россией управляли «лица нерусской национальности». При наших проблемах с национализмом, при множестве неразрешенных национальных конфликтов, при том, что в России возможны организованные погромы, как недавно во время рок-фестиваля в Миассе, разговор нужно начинать с проповеди терпимости. Профессор Любимов в статье «Осторожнее с толерантностью» подходит к теме усложненно. Мы живем на пороховой бочке национализма и нетерпимости. Взрыва нужно избежать.

У слова «толерантность» действительно двойной смысл: терпимость к тому, с чем не согласен. Эта комбинация смыслов не так уж плоха и сегодня, но она была особенно актуальна во времена формирования современного мира. Например, когда в Европе шли споры о том, допускать или не допускать евреев в христианскую страну. Философы Просвещения, особенно Джон Локк, вывели этот разговор на гражданскую почву («Письмо о толерантности»). Эта гражданская терпимость нас и интересует.

Аппелировать к понятию «грех» в гражданском контектсте крайне опасно. Почему? Потому что есть разница между тем, чтобы быть членом религиозной общины и быть членом общества. Членство в религиозной общине – это, по преимуществу, добровольный акт. Вхождение в общество – неизбежность. Немногие могут менять гражданство. Законы, которыми регулируется жизнь гражданского (мирского) общества, никогда не будут совершенны ни для христиан, ни для мусульман, ни для иудеев, ни для многих других верующих. Но гражданские законы и не должны удовлетворять запросам религиозной нормы! Они создаются так, чтобы соглашаться с принуждением к исполнению гражданских законов могли носители разных убеждений. В этом логика конституционализма. Нет никакой «терпимости к греху» в том, чтобы разрешить шествие гомосексуалистов. Это всего лишь соблюдение закона.

Перенося понятие греха в общественную сферу, мы по сути допускаем примат религиозной нормы над гражданской. При действующем разделении церкви и государства этого быть не может. Мы не можем выводить целые социальные группы за пределы общества. Более того, религиозные сообщества и организации сами должны быть «коллективными гражданами». На «агоре» - на площади, где обсуждаются вопросы жизни полиса - они равны с атеистами и между собой, равны перед законом. Ничего страшного для религии и для меня, как религиозного человека, в этом нет.

Отсюда необходимость воспитания терпимости к другому (любым проявлениям иного, в том числе инакомыслия и, так сказать «инакоделания»). А вовсе не милосердия. Не дело государства воспитывать милосердие. Это дело общины. Опять-таки милосердие – добровольный акт. Государство умеет принуждать, так вот пусть и принуждает к исполнению закона. Принуждение к милосердию до добра не доведет.

Есть, кстати, и нетерпимость, которая тоже должна быть нормой. Это нетерпимость к нарушению закона, нетерпимость к коррупции. И это тоже гражданское понятие, потому что с воровством государство борется не потому что воровство – грех, а потому что воровство разрушает государство изнутри и угрожает благополучию и безопасности граждан.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more