Статья опубликована в № 2696 от 22.09.2010 под заголовком: Политэкономия: Где нажимать?

Модернизацию можно начать без политических изменений

Спор о модернизации топчется вокруг одного и того же сюжета, но становится все более ожесточенным. Возможно, потому, что он из просто умозрительного превращается в предвыборный.

Характерна в этом смысле заочная дискуссия единомышленников – практикующих либералов Анатолия Чубайса и Сергея Алексашенко. В своем блоге бывший соратник Чубайса по финансовой стабилизации 1990-х Алексашенко резко раскритиковал коллегу за тезис о том, что модернизация может начаться и без политических перемен, а государство само не может выработать инновационных решений – только «оформить» их и «взять на себя ответственность за выбор».

Логика Сергея Алексашенко понятна: от сегодняшней власти вообще ничего нельзя ждать. Какая там модернизация под прикрытием государства, если оно вместе с элитой «боится не только честных выборов, но и прямых дискуссий с оппонентами» (кстати, профанация дебатов по Химкинскому лесу и запрет на пресс-конференцию в «РИА Новости» демократических коалиционеров – тому подтверждение), «призывает милицию бить несогласных», «пилит и растаскивает бюджет».

Чубайс, вероятно, и в самом деле переоценивает готовность нынешнего, именно нынешнего государства, к поддержке модернизации. Как недавно заметил ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов, у нас монополия власти используется для инвестиций в прошлое (пенсии, здравоохранение, армия) и покупку традиционного электората, а не в будущее (образование, инновации, полиция) и поиски политической опоры среди креативной интеллигенции и малого и среднего бизнеса. Государство тем самым воспроизводит давно устаревшую политику. На выходе – предмет, который Сергей Чемезов, встречаясь с президентом, показал в качестве образца российской инновации. В ответе Дмитрия Медведева были выражены все оттенки скорби по поводу отставания России в постиндустриальном мире: «Непонятно даже, где нажимать».

Но правота Чубайса в том, что все российские модернизации, в том числе и те, которые сопровождались демократизацией политической системы, начинались исключительно сверху. И государство давало политическую крышу тем, кто готов был брать ответственность за преобразования. В 1991–1992 гг. Борис Ельцин, сам не будучи либералом, прикрывал либеральные «дефибриляционные мероприятия» правительства Гайдара. Прав Чубайс и в другом: чтобы государство имело возможность дать чему-то крышу, ему должны быть предложены готовые идеи. Такие идеи в 1991 г. были, и созревали они на научных неформальных семинарах, которые одновременно создавали кадровый реформационный ресурс начиная с первой половины 1980-х. Сейчас, как считает глава «Роснано», «интеллектуальная элита» отстает «от масштабов этого политического вызова».

Чубайс говорит о том, что экономическую и технологическую модернизацию можно начать без политической демократизации, а вот закончить – нельзя. Пожалуй, если учитывать замечания Алексашенко, тезис должен звучать иначе: начать можно, а вот продолжить – уже нельзя. Ибо без свободной экономической и политической среды не разобраться, где нажимать.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать