Петровка, 38. О цеховой солидарности

Сходила на Петровку, 38. Поставила подпись, постояла с плакатом. Плакат один на всех, присутствующие держали по очереди. Хорошо, что плакат один: получается как бы одиночное пикетирование - оно не запрещено. Было бы несколько плакатов - уже митинг, а никакого разрешения нет. Вокруг ходят миллиционеры (их немного); на приличном расстоянии дежурит несколько миллицейских машин. Вроде б вежливые все.

... До Петровки добиралась на "бомбиле". Он как услышал адрес - удивился, его удивление было еще больше, когда возле ГУВД Москвы увидел довольно заметное скопление людей: "Ой, а чего это здесь столько народу?". "Что-то типа митинга", - говорю. "И вы туда же?", - несколько тревожно спросил водитель. Я - "Угу". "Ну тогда давайте по-быстрому, а то милиция вокруг", - уже испуганно сказал он. Я выскочила.

У ворот здания ГУВД - около 30 человек; кто-то приходит - кто-то уходит. И так весь день. Многие приходят с детьми. Вот шестилетний Иосиф без запинки прочитал: "Избит журналист Олег Кашин. Я требую найти исполнителей и заказчиков". Спрашиваю: "И что ты думаешь по этому поводу?". Иосиф, выдержав паузу, выдает: "Есть плохие люди - вот эти самые исполнители и заказчики, их надо найти и наказать, чтобы другие так не делали"...

Укутавшись в большой шарф, стоит журналист The New Times Зоя Светова: "Столько молодых! Здорово! Ведь когда убили Анну Политковскую приходили, в основном, журналисты прошлого поколения. Многие, кто помоложе, считали, что пострадать могут только сумашедшие, которые бегают по Чечне...".

Главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов тоже пришел. Спас от холода, предложив выпить джина (огромно спасибо, Дмитрий Андреевич!).

Человек с видеокамерой задал вопрос: "Есть ли смысл во всем происходящем?"

Я ответила примерно так: раз ты выбрал эту профессию, будь добр ее защищать, и в случае необходимости - проявлять цеховую солидарность.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать