Статья опубликована в № 2805 от 05.03.2011 под заголовком: От редакции: Над тандемом

Депутат предлагает новую структуру власти, стоящую над президентом

Неправда, что депутаты-единороссы – слепые и бездушные винтики механизма голосования; и не андроиды они, повинующиеся сигналам извне. Это люди с широким кругозором и нестандартным мышлением, способные на нетривиальные идеи.

Вот, например, председатель думского комитета по экономической политике и предпринимательству Евгений Федоров – он предложил изменить Конституцию и организовать нечто вроде политбюро ЦК КПСС нового времени. Структура (или структуры) должны быть стратегическими органами управления, которые стояли бы над главой государства. Первым делом будущей структуры должна стать подготовка объединения России и Украины.

Возможно, инициатива депутата вызвана стремлением части российской власти сработать новую конструкцию управления, которая позволит избежать последствий турбулентности в отношениях тандема в ближайший год и одновременно придать больший вес доминирующей партии. Любопытно, как отнесутся к идее надпрезидентского органа президент и председатель правительства.

Интересно и другое: как будет выбираться гипотетическое политбюро – партиями (одной или несколькими) или на всеобщих выборах? Каковы будут его полномочия: управлять страной только в чрезвычайных обстоятельствах или президентская и остальные ветви власти превратятся в декорацию?

Вероятнее всего, организация пятой ветви власти, вне зависимости от ее персонального состава и порядка кооптации, означает архаизацию и клерикализацию госуправления.

Высшие надзаконные органы власти – ареопаг в Древней Греции или политбюро в СССР – подчиняли своему влиянию формально более высокие парламентские и государственные институты. Если в России создается совет старейшин, то это признание, что кавказская политика Москвы привела не к модернизации Кавказа, а к архаизации всей страны.

Есть, конечно, иранский вариант, где в действия избранных президента и парламента могут вмешаться духовный лидер и высшая шура, которая его избирает. Но иранская модель – не только активное участие религиозных деятелей в управлении государством, но и собственные весьма значительные силовые структуры у светской и духовной власти. Вряд ли российские обыватели хотят подобной модели государства.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать