Мнения
Бесплатный
Нейл Бакли

Мировые кризисы России только на руку

От Владимира Путина всегда можно ожидать интересных цитат, не подвел он и на этой неделе, сравнив резолюцию ООН, разрешающую воздушную операцию в Ливии, с «крестовыми походами». И, как всегда, не обошлось без театральных элементов, когда после кадров с российским премьер-министром президент страны Дмитрий Медведев назвал ремарки Путина «неприемлемыми».

Высказывания против воображаемой любви официального Вашингтона к вооруженным операциям за рубежом хорошо действуют на простых россиян – основной целевой аудитории Путина. (Г-н Медведев ориентируется на более искушенную публику в России и на международную аудиторию.)

Тем не менее, несмотря на все взрывные речи Путина, Россия может серьезно выиграть как от ситуации в Ливии, так и, пережив первоначальный шок, от землетрясения и ядерного кризиса в Японии. Пока США и их союзники заняты на военной арене в стране третьего мира – маловажной для России, российское правительство продолжает укреплять связи со своими соседями, например с Украиной и Белоруссией, которые раньше предпочитали заигрывать с Западом. Беспокойная обстановка в странах Ближнего Востока помогла поднять цены выше $115 за баррель, что дало серьезный толчок российской экономике. Именно этот расчет и объясняет решение официальной Москвы воздержаться в ходе голосования в Совбезе ООН на прошлой неделе, когда все ожидали, что страна использует право вето.

Тем временем общественное недовольство, направленное против использования ядерной энергии в Японии и Европе, в долгосрочной перспективе будет способствовать росту спроса на экспорт сырья из России, в частности на экспорт газа. Чего же удивляться, что российский фондовый рынок, отстававший от большинства рынков развивающихся стран в прошлом году, сейчас приблизился к максимальным отметкам за последние 2,5 года.

Надо честно признать, что война в Ливии угрожает некоторым бизнес-интересам России. В частности, под угрозой оказалась сделка по поставке вооружений объемом $4 млрд, а также проект строительства железной дороги Сирт-Бенгази, который оценивался в 2,2 млрд евро. Тем не менее все эти потери могут быть компенсированы ростом цен на нефть. По подсчетам экономистов, увеличение среднегодовых цен на нефть на $10 за баррель приводит к росту доходов российского бюджета на $20 млрд. В преддверии парламентских и президентских выборов Кремлю эти деньги очень на руку. С одной стороны, они позволят поднять пенсии и зарплаты в госсекторе, с другой - сведут к нулю и без того маленькую вероятность того, что в России могут начаться уличные протесты, подобные тем, что прошли на Ближнем Востоке. Кроме того, беспокойства в арабском мире – лучший способ для России в очередной раз подчеркнуть свою надежность в качестве поставщика нефти и газа, заставив мир забыть о перебоях с поставками на Украину, происходившими в последние годы.

Тот же подход российского правительства можно было видеть и после цунами в Японии. Путин очень быстро выступил с предложением, чтобы «Газпром» увеличил объемы поставок сжиженного газа в Японию ради снижения дефицита энергоресурсов. Когда оказалось, что избытков сжиженного газа в России почти нет, Путин немедленно предложил другой вариант: «Газпром» может увеличить поставки в Европу через газопроводы, а грузовые суда со сжиженным газом, двигающиеся в Европу, будут перенаправлены в Японию. Предложение не встретило большого энтузиазма. Но среднесрочные перспективы роста поставок СПГ в Японию очень хороши. По подсчетам аналитиков, при условии, что 10 японских заводов останутся закрытыми, потребление газа в стране за следующий год вырастет на одну седьмую. Пусть весь газ, производящийся на близком к Японии месторождении «Сахалин-2» уже расписан по контрактам, спрос со стороны Японии может изменить всю экономику разработок других месторождений в этом регионе.

Если же другие европейские страны последуют решению Германии, заявившей о закрытии семи старых АЭС, газ может стать единственной альтернативой, учитывая стоимость возобновляемых источников энергии.

Впрочем, недовольство АЭС в основном растет только в странах Западной Европы. Восточная Европа, которая традиционно служит рынком для российских атомных технологий, продолжает придерживаться прежнего курса на ядерную энергетику. Это хорошие новости для «Росатома», госкомпании, ставящей себе целью стать своеобразным «Газпромом» в ядерной отрасли. Так, в течение нескольких дней после цунами в Японии Путин подписал соглашение о строительстве ядерного реактора в Белоруссии на сумму $9 млрд, в то время как Медведев пообещал продолжить проект строительства ядерного завода в Турции, который обойдется в $20 млрд.

В одной из последних колонок в газете российский политолог Сергей Караганов предположил, что после всех катастроф XX в. наступивший XXI век - «удачный» для России. Судя по первым трем месяцам 2011 г., Караганов может быть прав.

Материал опубликован в Financial Times, перевела Татьяна Сейранян

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать