Статья опубликована в № 2818 от 25.03.2011 под заголовком: Общественный интерес: Протезы и декорации

Имитационные структуры в обществе - как протезы для организма

Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Власть обрастает имитационными структурами, констатировал на днях глава президентского совета по правам человека Михаил Федотов. С ним трудно не согласиться. Он вспоминает про Общественную палату. Есть много других примеров. Иллюзия конкуренции на выборах. Имитации партий.

Понятно, почему это происходит: ничто не должно мешать ручному управлению. Но поскольку к таким институтам нет доверия, возникают новые формы. Закон о полиции обсуждают не в Думе, а на специальном сайте. Как грибы растут общественные советы при силовых ведомствах. Да и сам совет по правам человека при президенте разве не имитация мощной правозащитной структуры?

Не все так просто. Имитации бывают разные. Есть декорации, изображающие то, чего нет: представьте себе театр. Нельзя съесть восковую грушу. А есть заменители. Лучше иметь живую ногу, чем протез, но если ноги нет, то пусть будет хотя бы протез: можно его приладить и как-то двигаться. Так и с общественными советами: с их помощью можно пытаться решать содержательные задачи. Хотя естественнее и разумнее было бы это делать другими способами.

Эта разница отчетливо просматривается в обстоятельствах, окружающих дело Ходорковского, о начале общественной экспертизы которого объявил все тот же президентский совет Федотова. Прочтем, к примеру, «письмо пятидесяти пяти». Его цель – изобразить общее возмущение давлением на суд со стороны тех, кто считает этот процесс лживым и заказным, хотя на самом деле никакого общего возмущения нет. А теперь посмотрим на правозащитную экспертизу. Она представлена как техническая процедура, но смысл ее, разумеется, в том, чтобы добиться справедливого приговора. Это, конечно, прерогатива суда. Как эксперты смогут восстановить справедливость? Кто их наделил этим правом?

У государства и общества разные роли. Насилие – прерогатива полиции. Есть порядок исполнения властных функций. Нельзя вершить самосуд и пренебрегать законами. Давить на суд тоже нельзя: не случайно присяжных изолируют. Суд должен быть отделен от общества, иначе вместо судов можно было бы проводить референдумы.

Это все так. Нельзя распускать кулаки на улице, а военные должны исполнять приказы. Таков нормальный порядок. Но правда еще и в том, что в реальной жизни нарушать его иногда просто необходимо. Может ли солдат не исполнять приказ, если считает его преступным? Это его обязанность. Можно ли ударить негодяя, который пристает к ребенку в парке? Нужно. И не следует ждать жандарма.

Так что «письмо пятидесяти пяти» не обязательно верно даже с формальной точки зрения. Имеет ли общественность право реагировать на то, что ей кажется беззаконием? Безусловно. Более того, это неизбежно. Справедливость – не материальная, а социальная субстанция. Ее нельзя изъять. Если привычные пути закрыты, она все равно будет себе прокладывать маршрут, как после дождя ручей на кривом асфальте.

Если не работают суды и таково общее убеждение, приходится искать что-то на них похожее. Другое дело, что у любого тела есть границы сопротивляемости. Сто процентов живой ткани протезами и шарнирами не заменишь.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more