Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 2825 от 05.04.2011 под заголовком: От редакции: Правда о России

IPO сильнее страха

Компания «Русагро» честно написала в предварительном проспекте к IPO на Лондонской бирже, чем хорошо, что ее бенефициары – семья Вадима Мошковича, члена Совета Федерации от Белгородской области, где работает 5 из 10 производственных активов компании. Согласно проспекту, Мошкович – главный актив «Русагро», поскольку «ведение бизнеса в России часто требует как формально легализованной, так и неформальной поддержки со стороны федеральных и местных властей и служб».

Пойти на такую откровенность «Русагро» решилась не потому, что жаждет изменений в российском общественном устройстве. Просто юристы компании подстраховались, чтобы не допустить исков от будущих миноритариев и претензий британских властей. «Русагро» ждет инвесторов из США, где строгое антикоррупционное законодательство. К тому же вскоре вступит в силу еще более строгий британский Bribery Act. Согласно этому закону с 1 июля британские власти смогут предъявлять претензии даже иностранным компаниям и их руководителям, если те имеют бизнес в их стране или листинг на Лондонской бирже. Преследовать будут не только за факт дачи или получения взятки в любой стране, но даже за ее предложение. Компаниям грозит штраф, размер которого неограничен, а физлицам (кроме штрафа) – тюремное заключение на срок до 10 лет.

Повышенные требования, которые предъявляют к раскрытию информации западные финансовые регуляторы, делают изучение инвестиционных меморандумов и проспектов эмиссий российских компаний захватывающим: они вынуждены, например, публиковать сведения о реальных бенефициарах, а не только отражать формальную структуру собственности, как они обычно делают дома. Чтобы узнать правила ведения бизнеса в России, не нужно слушать наших чиновников в Давосе и читать доклады Всемирного банка. Можно просто изучить меморандумы и проспекты российских эмитентов.

Например, «Газпром» в октябре 2006 г. перед размещением евробондов уведомил западных инвесторов о низкой квалификации и коррумпированности российских судов. Информация дошла до российского Верховного суда и вызвала там бурю возмущения: суд отметил, что подобные заявления не подкреплены «ни доводами, ни статистикой».

Но, судя по меморандуму РЖД к размещению евробондов, и в 2010 г. мало что изменилось: компания предупреждает будущих покупателей облигаций, что государственные органы имеют большие возможности для вынесения произвольных решений и могут быть коррумпированны. А суды, которые могли бы этим решениям противостоять, не имеют достаточной независимости от политических, общественных и коммерческих сил и тоже могут быть коррумпированны. Кроме того, судам не хватает сотрудников и финансирования, а судьи остаются некомпетентными в определенных областях бизнеса и корпоративного права. И даже когда суд принимает решение, исполнить его очень сложно.

Слабость российской судебной системы и недостатки ее работы – вообще очень распространенная тема для раздела «Риски» инвестиционных меморандумов российских компаний. Об этом предупреждают инвесторов «Транснефть», «Газпром», Сбербанк. А Минфин, предлагая в 2010 г. еврооблигации иностранным инвесторам, честно предупредил, что в случае дефолта инвесторы вряд ли что-то вернут даже при судебном решении в их пользу.

Нередко компании, выпускающие еврооблигации или размещающие акции на иностранных биржах, раскрывают особенности операций, которые в России держатся в секрете. Например, Газпромбанк рассказал, что он не совсем адекватно сообщал информацию о своих нормативах: риски на одного заемщика у него были выше, чем это положено по закону.

Благодаря суровым стандартам западных регуляторов стало известно о многих важных фактах российской жизни. Например, что международный арбитраж считает крах ЮКОСа результатом действий российского государства: Минфину в 2010 г. пришлось сообщить о проигрыше дела по иску бывшего миноритария ЮКОСа в проспекте эмиссии российских евробондов. Деваться чиновникам было некуда – сокрытие таких фактов грозит лицам, подписавшим проспект, личной имущественной ответственностью за потерю инвестиций в бумаги, если такая случится.

Конечно, принимая решение о том, покупать или нет бумаги российских эмитентов, инвесторы в первую очередь оценивают возможности заработать. Но раздел «Риски» тоже непременно читают. А поскольку жесткие условия западных регуляторов вынуждают эмитентов писать правду, получается история под общим названием «Осторожно: Россия!».

Все особенности нашего инвестиционного климата в ней откровенно видны.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать