Кто пойдет направо за Прохоровым?

Прохорова невозможно не любить. В этом убеждена моя знакомая (нет, не из редакции «Ведомостей»). Стена над ее рабочим столом похожа на иконостас: вот совсем юный Михаил забрасывает мяч в корзину, а вот уже 45-летний Михаил Дмитриевич подписывает документы о покупке американского баскетбольного клуба. Вот Прохоров в рабочей спецовке на заводе, а вот — после совещания в Сочи шагает рядом с президентом. В российской бизнес-элите трудно найти внешне более симпатичного персонажа. Прохоров всегда спокоен, доброжелателен, в меру ироничен, говорит спокойно, уверенно.

По данным заказанного журналом «Эксперт» онлайн-опроса Superjob.ru, за Прохорова (если он-таки пойдет в Думу) готовы проголосовать 16% россиян. Немало. Больше, чем на последних выборах получили коммунисты (вторые после единороссов). Кто же эти люди, симпатизирующие одному из богатейших отечественных олигархов?

Думаю, ему симпатизируют не только девушки, подобные моей незамужней подруге, и те 100 000 соотечественников, что подписались на днях на прохоровский  "Ё-мобиль". Не они, вернее, не только они — ядро его электората. Самые надежные его сторонники — те, кому действительно необходимы прохоровские реформы, уже год рекламируемые новоявленным политиком от имени РСПП. Пока, правда, безрезультативно и безнадежно, ведь РСПП не обладает законотворческой инициативой. А те, кто может дать ход законопроектам, — правительство и Госдума - накануне выборов вряд ли решатся их продвигать.

Напомню, в чем, собственно, соль. Проклинаемая дикторами «шестидесятичасоваярабочаянеделя» в предлагаемых поправках — далеко не главная и не самая спорная. По словам самого Прохорова, она лишь развяжет руки работникам, желающим по своей воле иногда подрабатывать на своем рабочем месте. Куда важнее узаконить работу на удаленном доступе (пока что все фрилансеры, работающие из дома, де-юре находятся вне закона). На том, что этот пункт прохоровских реформ необходим, сходятся как правительство, так и профсоюзы, чьи представители возглавляют думский комитет по труду. Иное дело — предложение перевести всех работников на срочные контракты и дать возможность увольнять служащих по достижении ими пенсионного возраста. Именно этот пункт так раздражает ФНПР и депутатов. Прохоров успокаивает: всегда есть возможность продлить договор, да еще и с улучшением условий труда и повышением окладов. Работодатели, скорее, понизят оклады, чего сегодня в рамках бессрочных договоров им не позволяет сделать действующий Трудовой кодекс, парируют представители профсоюзов. И им почему-то верится больше.

А ведь срочные договоры — не прихоть Прохорова. Во время кризиса, останавливая производство, предприниматели не имели права увольнять служащих. В результате, только по официальным данным Минздравсоцразвития, при зарегистрированных на бирже труда 2 млн безработных примерно столько же официально находились в вынужденных простоях, отпусках или работали по сокращенному рабочему графику. За задержку по зарплатам более чем на пару месяцев руководителей дисквалифицировали, штрафовали, а то и привлекали к уголовной ответственности (к слову, в конце прошлого года Дума утвердила поправки в ТК, ужесточающие ответственность за подобные нарушения). Надо ли напоминать, что предприниматели еще и поэтому не могли законсервировать бизнес и в итоге разорялись и закрывались. Прохоровская инициатива могла бы дать возможность предпринимателям в случае форс-мажорных ситуаций (а президент Медведев не раз намекал, что таковых в российской истории будет немало) быстро сокращать персонал и быстро же его набирать в случае благоприятной ситуации на рынке — ровно так же, как это делают в США. Вот эти-то предприниматели, видимо, и поддержат "Правое дело". И будут по-своему правы.

Загвоздка даже не в том, что заботу о трудоспособных гражданах в этом случае работодатели переложат на плечи государства. И не в том, что на содержание увольняемых никаких бюджетных денег может не хватить (только стоимость услуг по ЖКХ в этом году во многих регионах едва не сравнялась с нынешним размером пособия по безработице). В этом случае государство уже не сможет «в режиме ручного управления» справляться с конфликтами типа пикалевского — просто не останется рычагов, чтобы сдерживать массовые увольнения. В предлагаемой системе координат, возможно, никакие региональные госпрограммы по снижению напряженности на рынке труда не смогут остановить рост стихийных возмущений. Договариваться будет не с кем. Ведь в США и Западной Европе подобные проблемы работодатель решает не с государством, а с сильными профсоюзами. В России все иначе: если полагаться на данные ВЦИОМ, то профсоюзам сейчас доверяют лишь 12% населения. Очевидно, что для воплощения реформ РСПП придется перекроить всю существующую ныне систему сдержек и противовесов на рынке труда. Прохоров не может этого не понимать.

P.S. Сегодня в Госдуме, как признался «Ведомостям» председатель думского комитета по труду и социальной политике Андрей Исаев, не существует ни одного официального представителя бизнеса. Он уверен, что в следующем созыве предприниматели обязательно появятся — недаром же РСПП и другие бизнес-союзы приглашены в Народный фронт. Правда, туда уже входят и идеологические противники из ФНПР и еще целого ряда федеральных профсоюзов, которые сегодня настаивают на блокировании инициатив Прохорова. В этой ситуации «Правое дело» для Прохорова реальная возможность получить лобби в новой Госдуме, которое бы могло продвигать реформы, выгодные бизнесу.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать