Статья опубликована в № 2912 от 09.08.2011 под заголовком: Наше «мы»: Не польза нам, а вред им

Алексей Левинсон: Наказание для Грузии

Недавно прозвучали разные мнения Путина и Медведева по поводу того, как Южной Осетии обойтись с ее независимостью. Эти заявления отражают не только разницу в подходах двух лидеров к этой теме. Их можно считать и отражением двух разных точек зрения, которые в разные моменты были господствующими в российской общественности. Так, по опросу «Левада-центра», проведенному в сентябре 2004 г., преобладало мнение, что надо «удовлетворить просьбу Южной Осетии о включении ее в состав РФ». И вплоть до августа 2008 г. наиболее многочисленными среди ответов россиян были суждения о том, что Южная Осетия должна войти в состав России или что она уже является ее частью. (Те, кто признавал ее частью Грузии, во всех этих опросах составляли меньшинство – от 1/5 до 1/10 взрослого населения России.) Однако лишь только состоялось официальное признание российским государством независимости Южной Осетии, как и в публике большинство стало поддерживать ее независимость (а доля продолжавших считать, что это часть Грузии, упала до 1/20). То, что эта позиция не изменилась, показал и опрос в июне нынешнего 2011 года. Мнение, что «Южная Осетия должна входить в состав Грузии», выразили 6% (правда, среди студентов в три раза больше – 18%). Мнение, что «Южная Осетия должна входить в состав России», разделяли 23% (они еще не знали, что будет сказано на этот счет на Селигере). Позицию «Южная Осетия должна быть независимым государством» избрало абсолютное большинство в 53% (можно считать, что к ней, собственно, и присоединились в Кремле).

Зачем российские руководители ведут такую политику в отношении Южной Осетии и делают такие заявления, мы обсуждать не будем. Но почему рядовые граждане России с почти равным энтузиазмом признают Южную Осетию и частью России, и независимым государством? В этом не видно ни особой корысти, ни особой заботы об осетинах. Видно, конечно, о какой независимости идет речь, и ясно, что не в ней дело. Россиян устраивают все те варианты, которые не устраивают Грузию. Россияне одобряют все действия своих правителей, которые, как им кажется, могут играть роль наказания для Грузии за ее действительную независимость от России и предполагаемую зависимость от США. То, что действия 2008 г. в отношении Южной Осетии и Грузии – это жесты в отношении США, понималось в российском обществе весьма хорошо. И находило одобрение. Тогда считали, что «признание Россией независимости Южной Осетии и Абхазии пошло на пользу России», 40%, «во вред России» – 15%, «не принесло ни пользы, ни вреда» – 28%. В июне нынешнего года доля видящих в этом признании пользу снизилась до 23%. Главным стало мнение, что от сделанного «ни пользы, ни вреда» (44%). Тех, кто счел, что признание независимости пошло «во вред», в целом осталось столько же (15%). Но среди руководящих работников о вреде высказались теперь 35%, и в их среде это мнение – преобладающее.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать