Мнения
Бесплатный
Алексей Макаркин
Статья опубликована в № 2940 от 16.09.2011 под заголовком: Партийное строительство: Уроки Прохорова

Алексей Макаркин: Уроки "Правого дела"

Драматическая история с Михаилом Прохоровым, еще вчера утром бывшим лидером вроде бы патронируемой Кремлем партии, а сегодня являющимся беспартийным общественником с неясными перспективами, нуждается в осмыслении и извлечении уроков. Хотя бы для того, чтобы другие политики не попадались в ту же ловушку.

Урок первый. Бойтесь данайцев, дары приносящих. Если для данайцев превыше всего была Эллада, то для Кремля – «Единая Россия». Административный ресурс по определению не делится – надежды на то, что первоначальное благоволение президента чудом позволит партии получить 7,1%, были наивны. Оппозиция (или квазиоппозиция) в российской политической системе может существовать только в виде нишевых партий, т. е. не претендующих даже на периферийного избирателя «партии власти». Прохоров, стремясь улучшить изначально скромные партийные рейтинги, этот принцип нарушил, что и стало реальной причиной его изгнания.

Урок второй. Нельзя выиграть у казино. Попытка Прохорова вначале получить поддержку Кремля, а потом вести себя в качестве автономного игрока, оказалась обречена на провал. Разумеется, о полностью самостоятельной игре изначально не могло быть и речи: Прохоров понимал, что у партии есть масса ограничителей – нельзя критиковать первых лиц, сколько-нибудь сближаться с оранжевыми. Но на автономию владелец многомиллиардного состояния претендовал, не имея ядерного электората хотя бы в 5–6%. Это коммунисты могут торговаться с Кремлем, имея за спиной миллионы дисциплинированных избирателей и частично сохранившийся партийный аппарат.

Урок третий. Кадры решают все. Кстати, об аппарате. Прохоров сохранил ключевые позиции в нем за близкими к власти людьми, которые были лояльны ему, только пока это было в интересах Кремля. В то же время он перешерстил ряд региональных организаций, напугав имевшихся в наличии партийцев, ожидавших золотого дождя, а получивших отставку или угрозу оной. В решающий момент Прохоров не смог опереться на аппарат, а демонстративное увольнение Андрея Дунаева и иже с ним выглядело запоздалым и неэффективным шагом. О том, что лидер бессилен перед выступившим против него аппаратом, свидетельствуют не только советская (конфликты Сталин – Троцкий, Хрущев – Маленков) история, но и постсоветские реалии. Вспомним историю основателя Демпартии России Николая Травкина, которого выжили из партии при активном участии аппаратчиков (пресловутый Андрей Богданов тогда, кстати, был лидером молодежной парторганизации ДПР). К тому же в случае с Прохоровым аппарат опирался еще и на мощный внешний для партии ресурс.

Урок четвертый. Мы живем в информационном обществе. Обычно о политическом интернете сейчас говорят в контексте революций – то ли ушедших в историю цветных, то ли самоновейших арабских. Но сетевой ресурс можно эффективно использовать и с «другой стороны». В результате Прохоров столкнулся с мощным присутствием в сети его противников, которые активно продвигали идею о том, что весь конфликт носит игровой характер. В результате даже драматическое выступление Прохорова перед журналистами было воспринято многими как часть заранее разработанного сценария. Буквально через несколько часов всем все стало ясно, но в решающий момент Прохоров не смог в полной мере использовать остававшиеся у него возможности.

Урок пятый. Каждый за себя. История с Прохоровым не вызвала общественного сочувствия. Население не любит олигархов – даже к сидельцу Михаилу Ходорковскому отношение меняется весьма медленно. Лоялисты от Прохорова шарахнулись. Для реальной оппозиции он остался чужим. Привлечение артистов мало что изменит – они не являются «лидерами общественного мнения», которое разделяет культуру и политику. Поэтому, кстати, политические перспективы олигарха выглядят весьма туманными. В публичном пространстве высказываются самые разные оценки случившегося – от злорадства до изумления, – но практически нет сочувствия. Да и сам Прохоров, похоже, действует сейчас, исходя из сильных эмоций, а не из холодного рассудка. Например, его требование отставки Владислава Суркова последнему весьма выгодно – власть никак не может уволить «государева человека» по требованию олигарха. Возможно, что, поостыв, Прохоров уйдет из политики – тем более что нынешние думские выборы он пропускает, губернатором теперь избраться нельзя, участие в президентской кампании бесперспективно, а других реальных возможностей не видно.

И наконец, урок шестой. Архитектурный. Эффективное партийное строительство сверху, с помощью архитектурного принципа, в современных российских условиях возможно только в случае, если речь идет о «партии власти» (см. урок первый). К тому же если до выборов осталось полгода. Такая эластичная форма организации, как избирательные блоки, законодательством запрещена – повторить опыт СПС 1999-го или «Родины» 2003-го сейчас нельзя. История с Прохоровым еще раз подтвердила, что чудес с партийными проектами, изначально являющимися периферийными, обычно не происходит. А в современной управляемой партсистеме – тем более.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать