Статья опубликована в № 3071 от 30.03.2012 под заголовком: Новый Китай: Страна Дэн Сяопина уходит в прошлое

Василий Кашин: Страна Дэн Сяопина уходит в прошлое

«Необходимо создать условия для того, чтобы народные массы могли контролировать правительство», – заявил недавно премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао. Еще раньше он говорил, что «реформы в Китае подошли к критическому рубежу». Если реформа государственного и партийного руководства не будет проведена, то страна не справится с нынешними социальными и экономическими вызовами и «такие исторические трагедии, как культурная революция, могут опять произойти в Китае».

Китайская дискуссия о политической реформе отчасти напоминает российскую: в обоих случаях архаичная политическая система рассматривается как угроза будущему страны. Разница в том, что Россия нуждается в обновлении для того, чтобы начать наконец эффективно развиваться, а Китаю реформа необходима, потому что развиваться по-старому он более не может. В течение предстоящих 10 лет комплекс демографических, экономических, культурных, социальных и природных факторов приведет к тому, что Китай, созданный Дэн Сяопином в конце 1970-х – 1980-х гг., перестанет существовать.

Все прошедшие годы движущим фактором индустриального развития КНР была урбанизация – ежегодный переток десятков миллионов крестьян в города. Задачей власти было создать благоприятные условия для эксплуатации ценного трудового ресурса инвесторами. Для этого власти, с одной стороны, ограничивали налоговую нагрузку, а с другой – увеличивали инвестиции в инфраструктуру и образование.

Реализация такой стратегии в бедной стране требовала принесения в жертву всего, что не было напрямую связано с задачами экономического роста, – от здравоохранения и социальной защиты населения до обороноспособности. Армия и ВПК, например, сидели на голодном пайке вплоть до второй половины 1990-х гг., в здравоохранении и соцобеспечении серьезные позитивные изменения начались лишь в 2008 г. Зарплаты многих категорий госслужащих и бюджетников остаются относительно низкими и сейчас.

Ценой такой модели развития стали имущественное расслоение и коррупция. Согласно статистике Верховного народного суда, в 2010 г. за коррупционные преступления в Китае были осуждены 24 400 человек, из них лишь 5970 были приговорены к заключению на срок пять лет и более тяжким наказаниям. Жесткость системы по отношению к коррупционерам – большое преувеличение. При этом размах новых коррупционных скандалов растет – под следствием и в заключении находится ряд фигур уровня членов правительства и членов ЦК КПК.

Результатом стал глубокий кризис официальной марксистской идеологии в ее китайской редакции. Словом «товарищи» в современном пекинском молодежном жаргоне обозначают пары гомосексуалистов. Членство в партии превратилось в простую формальность. Еще сохраняющийся у КПК престиж связан с ее экономическими, военными и внешнеполитическими успехами.

Проблемы легитимности, стоявшие перед КПК из-за кризиса идеологии, могли игнорироваться, пока страна демонстрировала двузначные темпы роста ВВП. Их больше не будет – ожидается, что темпы роста не превысят 8–8,5%, а затем, возможно, снизятся до 7%. Демографический ресурс, обеспечивавший рост в последние 30 лет, приближается к истощению. Сейчас в городах живет немногим более 50% населения Китая (в начале реформ – 18%). Еще более 200 млн китайцев с сельской пропиской фактически работают и живут в городах. Политика ограничения рождаемости привела к тому, что численность рабочей силы давно сокращается по отношению к численности населения, а с 2017 г. начнется ее абсолютное сокращение. Развитые регионы испытывают дефицит работников.

Китай больше не будет страной дешевого труда, его место в мировой экономике будет определяться успехами в машиностроении и электронной промышленности. Новая экономика требует новых людей. Китайские работники становятся все более требовательными и все эффективнее защищают свои права. Новости о забастовках, массовых акциях протеста и столкновениях населения с полицией появляются регулярно.

Начатая китайскими властями в 2008 г. политика роста расходов на соцобеспечение и здравоохранение может лишь отчасти снизить остроту противоречий. Новому поколению китайского руководства во главе с Си Цзиньпином (сменит Ху Цзиньтао во главе КПК на съезде осенью 2012 г.) придется осуществить масштабную модернизацию политической системы, чтобы приблизить ее к реалиям нового китайского общества.

Судя по всему, необходимость реформ признается всем руководством страны, а их содержание является предметом борьбы между «консервативно» и «прогрессистски» настроенными лидерами. Последние склонны к поэтапному внедрению в партийную и государственную жизнь элементов управляемой демократии, способных, как предполагается, ограничить произвол чиновников. Пока нет никаких признаков того, что в качестве привлекательной модели китайской политической элитой рассматривается демократия западного образца. Китайские комментаторы часто указывают на пример демократической Индии, в конце 1940-х гг. опережавшей Китай по своему развитию, но к настоящему времени безнадежно отставшей по всем направлениям, как на свидетельство бесперспективности демократии в китайских условиях.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать