Статья опубликована в № 3097 от 10.05.2012 под заголовком: Новое президентство: Старый Путин

Максим Трудолюбов: Новое президентство старого Путина

Владимир Путин объявил о своей повестке дня. Повестка дня, как и раньше, заявлена не столько словом, сколько делом. Сотни задержанных накануне инаугурации и истерическая охота на граждан в центре Москвы в продолжение всех «победных» выходных – вполне громкое заявление. На его фоне меркнут любые предвыборные обещания. Действия красноречивее обещаний. Публично объявленная программа действий не только не совпадает с реальной, а откровенно ей противоречит. Так уже бывало, но зачем вообще начинать новую политическую главу с радикализации сравнительно безобидного для Кремля протестного движения?

Новые враги

Вероятно, затем, что без врагов опять не обойтись. Это уже было. Каждый новый политический цикл Путин начинал с определения врага и – в той или иной форме – с объявления войны. Врагами были террористы и региональные власти, угрожавшие единству страны; олигархи и политики 90-х; внесистемная оппозиция, финансируемая госдепом и мировой закулисой. Но старые враги исчерпаны, потому что официально побеждены самим Путиным. Что делать? Заняться модернизацией экономики и доступностью жилья? Нет, решено заняться созданием новых врагов. Само это решение есть, по сути, признание того, что ни в модернизацию, ни в снижение цены квадратного метра жилья, ни в перемещение по рейтингу Doing Business новый президент не верит, а верит в самоутверждение власти через борьбу с врагами.

Вклад Сталина в коммунистическую «науку» состоял в положении, что по мере продвижения к победе коммунизма классовая борьба обостряется. Это позволяло вождю создавать себе все новых и новых врагов, когда, казалось бы, никаких врагов уже не должно было быть. Перед нами та же логика. А уж в способности правоохранительной системы быстро и эффективно генерировать врагов можно не сомневаться. На новом политическом этапе Кремль перешел к формированию новой, экстремальной оппозиции. Зачем?

Мандат на чрезвычайщину

Затем, что чрезвычайщина – проверенный инструмент. Достаточно показать по телевизору каких-то неясных людей, бросающих файеры, и на закон можно уже не обращать внимания: неформальный общественный мандат на применение силы получен. Это вписывается в общую стратегию Путина – выводить существенные процессы и существенных людей из-под общих правил. Реакция и экстремизм – явления одного порядка. Одно вызывает к жизни другое. Одно нуждается в другом. В нашем политическом сюрреализме, когда правоохранители благодаря «палочной» системе и «заказам» генерируют правонарушения, а официальные борцы с экстремизмом провоцируют экстремизм, это особенно очевидно. Реакция, как и экстремизм, – это игра без правил, пренебрежение средствами ради целей. В этом смысле у нас уже есть реакционное правительство. Остается дождаться, когда окончательно оформится экстремальная оппозиция.

Дальше больше

Решение зачистить Москву в день инаугурации – символ нежелания видеть проблему. Есть известное свойство сознания: слышать только то, что хочется слышать, отсеивать неприятное и непонятное. У специалистов по менеджменту есть технологии, специально придуманные, чтобы учить людей выходить из этих ловушек сознания: руководителей тренируют ставить свои установки под вопрос, бороться с вытеснениями и ментальными якорями, противостоять нежеланию воспринимать неприятные новости.

Но человек, который никого не слушает и доверяет только узкому кругу приближенных, неминуемо окажется во власти ментальных ловушек. Он будет жить в своем мире одинокого победителя и становиться все менее адекватным. Усугубляет изоляцию и то, что Путин, вероятно, лично не пользуется интернетом – для этого есть специально обученные люди. Если не иметь личного опыта существования в сетевой среде, можно, наверное, укрепиться в мысли о том, что Twitter редактируют в Вашингтоне.

Человеку, изолированному от конкурентов и спорщиков, остается идти только одним путем – уже опробованным. И дальше больше. Вспомните все особенности путинского стиля управления, добавьте свои варианты и умножьте на два. Вот неполный набор:

– политика как благотворительность (прилетел, прогневался на камеру, отругал виновных, выдал в ручном режиме деньги);

– методологические «политтехнологии» и пиар как важнейшие инструменты политики;

– экономика в ручном режиме (госкорпорации, выведенные из-под закона, контроль над ценами, контроль над доступом к ресурсам);

– примитивный популизм (приятные политические меры до выборов, неприятные – после);

– действия по принципу «друзьям все, врагам – закон» (схемы и разводки вместо законных процедур, стимулирование коррупции, избирательное применение закона);

– недоверие к автономным институтам и любым неподконтрольным процессам, стимулирование фальсификаций на выборах (за честные выборы наказывают, за фальсификации награждают);

– зияющие расхождения между словом и делом (публичная и непубличная повестки дня противоположны, см. выше);

– поиск врагов (см. выше);

– чрезвычайщина (см. выше).

Резюме: ненависть к правилам и любовь к исключениям.

Выводы

Все это политический каменный век. Сегодняшние события нужно анализировать не столько политологу, сколько психологу. Человеку нужно было всем доказать, что он вернулся и уверенно себя чувствует. Видимо, по-другому не умеет. Может быть, возраст? Путину в этом году 60 лет. Друзья-коллеги уходят на пенсию – и Шредер, и Берлускони, и Саркози. Но 60 вообще-то не старость. Можно быть молодым и открытым в 80 лет, можно быть старым и закрытым в 30. Не физический возраст Путина должен беспокоить общество, а старость другого порядка – окаменение установок и фиксаций.

Но если Путин все эти годы не менялся, то общество менялось. Главное достижение последних лет в том, что стало гораздо больше людей, на которых не действует зловонный сталинский набор из ненависти и чрезвычайщины, приправленный коррупцией и популизмом. Хотя бы потому, что они заняты бизнесом, работой, творчеством, воспитанием детей. В силах каждого не поддаваться на провокации, не быть экстремистом и врагом, не принимать описанные выше «принципы» и не становиться глупыми стариками. Но и не строить иллюзий, что все это быстро кончится.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать