Мнения
Бесплатный
Максим Трудолюбов
Статья опубликована в № 3109 от 25.05.2012 под заголовком: Республика: Беззащитный Кремль

Максим Трудолюбов: Беззащитный Кремль

А.Махонин / Ведомости

Посмотрите, как проходит в России политический диалог. Одни собеседники – на площадях, в интернете и в свободных СМИ. Другие – в кабинетах, в партии власти и в структурах государства. Законными способами выяснить, кто пользуется большей поддержкой граждан, сторонам негде: нет партий, нет свободных выборов. Вот одно из определений революции: «Это масштабный, быстрый и силовой рост политической активности за пределами существующей структуры политических институтов» (Самуэль Хантингтон).

За пределами не просто институтов, а легального поля настоящая политическая активность находится уже давно. И только нехватка масштабов и силовой составляющей отличает сегодняшнюю ситуацию от революционной. Кремлевские менеджеры много лет работали над сужением пространства законной борьбы (отменяли выборы, строили барьеры на входе в политику, разрушали репутации), и у них получилось: они уничтожили почву для формирования политического мейнстрима. Они создали пороховую бочку.

Центростремительные силы

В политическом спектре в отличие от культурного (где крайности – самое интересное) главное – центр. Для победы на выборах каждой из партий необходимо помимо верных последователей заручиться поддержкой не только своих, но и чужих избирателей, т. е. быть шире своей узкой повестки дня, т. е. сместиться к центру. Партии сторонятся крайностей во время кампаний, а когда приходят к власти, смещаются еще ближе к центру. Социалист, оказавшийся у власти, не может игнорировать интересы бизнеса и налогоплательщиков. Правый либерал не может отбросить интересы социально уязвимых граждан, студентов и пенсионеров. Таким образом сама логика политического процесса создает естественное центростремительное движение. Даже египетские исламисты, пройдя через политическую конкурентную борьбу, уходят от крайностей.

Наблюдатели за событиями в Европе сейчас говорят, что политический центр во многих европейских странах нужно спасать. Во многих странах в парламенты проходят ультраправые – как это было в первой половине XX в. (см. статью Стивена Кинга «Призраки 1930-х годов возвращаются» в номере от 11.05.2012). Но если в Европе центр нужно спасать, то в России – создавать. Возвращаться не к чему. У нас не просто началась радикализация политики, как в Европе. У нас нет партий, которые канализировали бы энергию граждан. Нет политического процесса, который естественным образом защищал бы нас от радикальной политики.

Иррациональный Кремль

В странах, где рушится экономика, а также в странах, где центр оказывается оккупированным единственной партией, середина вымывается и пустеет. Но искусственные запреты не вечны. В какой-то момент дамбу прорывает – и тогда у радикальных сил оказывается больше шансов на победу именно потому, что в политическом центре осталась одна только серость. Радикалы по определению привлекательнее серых центристов.

Если исходить из теории «рационального Кремля», то именно Кремль должен был бы заботиться о политическом центре. Имея всю власть, можно было в минувшие годы позволить вырасти умеренно социалистической партии, с одной стороны, и умеренно рыночной и консервативной – с другой. Чем-то таким много лет занимались в Кремле люди под руководством Владислава Суркова, но концепция менялась много раз – и никакого наследства, кроме литературных произведений, демиурги не оставили. Вроде бы могли все, а получили – ничего. В результате у правящей в России элиты нет для обеспечения своего господства никакого надежного механизма, кроме внутренних войск. Теория рационального Кремля не подтверждается, потому что режим, у которого нет опоры, кроме внутренних войск, – крайне слабый режим.

Центробежные силы

Но если подумать, то становится ясно, что четкие правила и не могли быть введены. Это была бы общая для всех «операционная система», а таких вещей кремлевские менеджеры и лично Владимир Путин не любят. Таким образом, водораздел проходит не между «властью» и «невластью», а между теми, кто стремится к центру, и теми, кто готов к суровым боям без правил. Достаточно посмотреть на новости одного вчерашнего дня: и вручение гигантских контрактов другу президента, и «приватизация» сырьевых активов в «Роснефтегаз» (см. редакционную статью) – вот вам реальная политика. Это очередной откровенный выпад против общества. Это то же, что делают уличные хулиганы, которые швыряются бутылками с коктейлем Молотова, только коктейль гораздо дороже. Это правление разнузданных частных интересов, оставляющее государство и общество беззащитными.

Но если с «той» стороны хулиганы, то мы не должны им уподобляться. Об этом, в частности, говорит во вчерашнем политическом докладе Михаил Дмитриев (см. статью «Усталость, зрелость, конфронтация» в номере от 24.05.2012): сторонники общих правил есть и в правительстве, и вне его.

Итак, есть люди с разными убеждениями, являющиеся союзниками в одном – в необходимости общих правил. И есть люди разных убеждений, являющиеся союзниками в одном – в том, что правил не нужно. К сожалению, именно последние определяют вектор политики уже много лет – и это направление обещает усилиться.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать