Статья опубликована в № 3167 от 16.08.2012 под заголовком: Выборы. Реальные правила игры: Боевое крещение в Касимове

Андрей Бузин: Боевое крещение в Касимове

Спонтанно народившееся в декабре 2011 г. массовое движение наблюдателей-энтузиастов наконец-то пересеклось с настоящими выборами в городе Касимове Рязанской области. Этого не произошло в Москве 4 марта 2012 г., поскольку московские избиркомы не были похожи на самих себя: ни тебе массовых удалений наблюдателей, ни переписывания протоколов в территориальных комиссиях. Показательное выступление Москвы объясняется одним элементарным сигналом, прошедшим сверху через систему районных управ, формально выборы не организующих.

Затем были опыты массового наблюдения в Ярославле, Красноярске и Омске, также прошедшие в образцово-показательном ключе. Нарушения, конечно, были, но как-то все по мелочам. В Омске бюллетень был предварительно зачищен, в Красноярске, похоже, вообще никто не сомневался в исходе выборов. В Ярославле администрация была напугана сигналами сверху, да и с предполагаемым результатом заранее смирилась. В общем, не было в этих городах такого, что наблюдалось раньше в Москве и Подмосковье, в Астрахани и Казани и многих других местах, где дело порой доходило не только до массового удаления, но и до избиения наблюдателей. Не было там и групповой уголовщины с переписыванием протоколов, как на депутатских выборах в Сыктывкаре 4 декабря 2011 г. Для наблюдателей-энтузиастов это все было тренировочными занятиями, на которых они могли убедиться лишь в том, что фальсификаций почти нет, есть лишь обычное российское пренебрежение процедурами, прописанными в законе.

Чиновник реагирует на закон постепенно. В конце 90-х он несколько лет адаптировался к приличному новому избирательному законодательству. В начале 2000-х суды еще могли отменить итоги голосования на основе предъявленных копий протоколов. Автор этой заметки в 2000 г. участвовал в судебном процессе, который расформировал ТИК района Марьино в связи с тем, что там были сфальсифицированы протоколы, а в 2004-м отменял итоги голосования в Строгине. Но постепенно российское чиновничество не только адаптировалось к закону, но и поменяло его в нужную сторону. А суды подстроились сами.

Права наблюдателей не менялись с 1997 г. Правда, права назначать наблюдателей в 2005 г. были практически лишены общественные объединения, но возможность стать наблюдателем оставалась – ровно настолько, насколько сохранялись хотя бы формально оппозиционные партии. И на выборах в марте это дало о себе знать взрывом гражданской активности, породившей «неформальные объединения» (термин конца 80-х) наблюдателей. Но до касимовских выборов поводов для изменения закона по части наблюдения как-то не представилось. Боролись с иностранными агентами и клеветой.

В Касимове всего 22 избирательных участка. А наблюдателей (понимая под ними всех общественных контролеров) оказалось в 10 раз больше. На двух участках вбросчики бюллетеней были пойманы за руку; по меньшей мере на шести участках были обнаружены бюллетени с заранее проставленными в них отметками. Иначе говоря, на трети участков были обнаружены признаки уголовных преступлений. При этом большинство случаев было задокументировано полицией.

Беспрецедентная плотность нарушений плюс особое внимание к касимовским выборам не позволили оставить их без комментария со стороны государственных защитников. Командир ЦИКа Чуров, вместо того чтобы сказать, что видео вброса на избирательном участке № 2 были смонтированы, заявил о неких «загадках на касимовских выборах», не преминув тут же напомнить, что ЦИК «будет бороться с провокаторами всех мастей» и ему известны «фамилии всех наблюдателей». Тему тут же подхватил комиссар ЦИКа Ивлев, заявив, что надо подумать об урегулировании деятельности наблюдателей, которые, мол, стали слишком агрессивными.

Хороши были и депутаты-подпевалы. И избранный на этих выборах Чеснаков, и заседающий в президиуме Госдумы Железняк, не утруждая себя хоть какими-либо доказательствами, заявили о том, что наблюдатели не обладают достаточной квалификацией. А вот у меня после посещений нескольких сотен избирательных комиссий и прочтения бесчисленного количества бумаг по выборам сложилось другое впечатление: настоящие наблюдатели существенно лучше знают избирательное законодательство, чем организаторы выборов. Увы.

Вообще все происходившее в Касимове было не очень оригинально. Были уже и съемки вброса с последующей попыткой председательницы комиссии уничтожить недовброшенные бюллетени (Ростов-на-Дону), и обнаружение бюллетеней с отметками в подсобке комиссии (Азов), и обвинения наблюдателя в агрессивности в связи с тем, что он поймал за руку вбросчика (Москва), и даже привлечение к уголовной ответственности (за препятствование работе комиссии) наблюдателя, обнаружившего спрятанные в урне бюллетени (Башкирия). Не было пока инициатив по введению в избирательное законодательство статьи про агрессивность наблюдателей. За ними дело не станет, хотя и сейчас изгнание наблюдателя с участка – дело нехитрое и не влекущее за собой почти никакой ответственности.

Касимовские организаторы выборов были плохо подготовлены к возросшей наблюдательской активности. Вместо того чтобы погнать взашей подозрительных наблюдателей (достаточно ведь своих) – сразу или перед подсчетом, – они не только допустили их в помещение для голосования, но в некоторых случаях даже показали им бюллетени с заранее проставленными галочками. А Чуров с Ивлевым расхлебывай, намекай теперь законодателям и правоохранителям, как отличать диких наблюдателей от домашних.

Когда председатель ЦИКа говорит, что «настоящий наблюдатель – друг и товарищ избирательной системы, избирательной комиссии...», он что имеет в виду? Ему хочется вывести такую породу наблюдателей, которые будут помогать комиссиям фальсифицировать выборы? Он вообще-то понимает, что настоящие наблюдатели вообще были бы не нужны, выполняй он со товарищи добросовестно свои функции по организации и проведению выборов?

И последнее. Чуров рассказал, что в ЦИК создана очередная комиссия по разбору касимовских выборов. И возглавил ее начальник центрального управления аппарата Центризбиркома товарищ Артамошкин. Нетрудно предположить, как будет работать эта комиссия, ибо именно так избирательные комиссии проверяют жалобы всегда. Она опросит председателей избирательных комиссий города Касимова и получит объяснения, свидетельствующие о том, что существенных нарушений, повлиявших на ход голосования, не было. Достоверные сведения о признаках уголовных преступлений будут переданы в Следственный комитет, который закроет дело за невозможностью установить нарушителей. Пару председателей УИК пожурят за халатность, что, впрочем, совсем не означает, что они не будут назначены председателями в следующий раз. Пару наблюдателей могут привлечь к административной ответственности, что будет отражено в сводках правоохранительных органов как успехи в борьбе с нарушениями на выборах. Тем не менее фальсификации не будут обнаружены, разве что отдельные нарушения, которые не повлияли на достоверное установление волеизъявления избирателей.

А все эти фильмы, жалобы, акты и прочее будут объявлены наветами неквалифицированных и агрессивных наблюдателей. Если, конечно, не будут признаны беспристрастным судом уголовной клеветой.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать