Максим Трудолюбов: Смена программного обеспечения

Бесчеловечность системы – выгодна ее операторам; не сменив программное обеспечение, не изменить систему

Человек в общественных местах вРоссии постоянно попадает в ситуации, унижающие достоинство

Мы живем в стране, где практически все действующие институты так или иначе связаны с СССР. Они были там задуманы, спроектированы, организованы и отлажены. Это касается и «железа», и «программного обеспечения».

Железо – это здания, дороги, города, даже высота этажей и ширина коридоров. Практически все, что физически строилось в нашей стране с 1920-х годов до наших дней, создавалось не в логике живых саморазвивающихся процессов, а в логике управления процессами сверху. Какой построить дом, решал не девелопер, которому нужно потом продать квартиры, а начальник, которому нужно вписать в план цифру и отчитаться. Отсюда проблемы передвижения людей с дет­скими колясками и проблемы с выносом тела из многоквартирного дома. Можно сказать, что советская система создавалась для человека, только не предполагала, что человек рождается и умирает. Человек всегда должен был быть человеком среднего роста, веса и возраста.

Это наследие воспроизводится, потому что предпринимателям, особенно связанным с государством, гораздо легче быстро построить и продать те же панельные блоки квартир, пусть и слегка модернизированные, чем менять тип расселения и заниматься созданием новой инфраструктуры. Ведь более человечные дома на одну-две семьи невозможны без новых дорог и подключения к сетям. Именно поэтому получается, что человечное жилье оказывается сверхдорогим. И тем самым создается новая бесчеловечность.

Наследие воспроизводится, потому что гораздо легче монетизировать имеющиеся полномочия и процессы, чем поменять эти процессы. Всем известная «палочная система» в силовых ведомствах бесчеловечна. Она, по сути, требует фальсифицировать преступления, она легко коррумпируется. Борьба с этим программным обеспечением идет (см. статью Кирилла Титаева «Extra Jus: полицейские рефлексы» в «Ведомостях» от 27.09.2012), но радикальной смены программы власти не допустят.

Больницы устроены бесчеловечно, потому что и пространства советских общественных зданий, и подходы к работе остаются в основе советскими. Врачей не хватает, и потому даже услуги ужасного качества пользуются спросом. Образуются очереди болеющих, очереди умирающих, очереди рождающихся. А московский Перинатальный центр выходит на IPO (группа MDMG), потому что это отличный бизнес. Это оазис сравнительно человечного подхода к рождению, но там дорого. И создается новая бесчеловечность.

Человек в общественных местах в России постоянно попадает в ситуации, унижающие достоинство: вынужден ждать в тесных, душных местах, вынужден заполнять гигантское количество бумаг, доказывать, что он не виноват, даже если он не в суде, а в какой-нибудь регистрационной палате.

Чтобы страна, особенно города, стала пригодной для жизни, нужно менять и «железо», и софт. Первое – неизбежно долгий процесс. Второе выглядит более реалистично, но требует очень серьезной работы. Новое поколение чиновников, по-моему, отлично понимает, что именно новые способы «программирования» представляют собой подлинный путь к изменениям. То, что делает Департамент культуры Москвы, отдельные программы федеральных министерств (Минобр, Минкульт) заставляют верить, что трезвое понимание действительных вызовов, которые стоят перед обществом, в государстве есть. Но управляют страной люди, которые не допустят «перепрограммирования» в большем масштабе.

Потому что управляют как раз те, кто живут за счет монетизированных советских полномочий – силовых, административных, инфраструктурных. Они зарабатывают на «палках», законах и подключении к газу и электричеству. Эти люди, может быть, в большинстве вполне обычные, даже милые в быту. Просто бесчеловечность системы им выгодна, и они будут стоять горой за ее защиту.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать