Мнения
Бесплатный
Леонид Волков|Федор Крашенинников
Статья опубликована в № 3219 от 29.10.2012 под заголовком: Облачная демократия: Принудительная честность

Леонид Волков, Федор Крашенинников: Облачная демократия стала ближе

Е.Разумный для Ведомостей

Прошедшие недавно выборы в Координационный совет оппозиции стали, помимо всего прочего, важнейшим экспериментом по отработке в боевых условиях технологии и идеологии облачной демократии, о которой мы постоянно пишем и говорим.

Что такое облачная демократия в том смысле, в котором мы ее понимаем? Глобально – это система принятия решений по управлению страной на всех уровнях непосредственно гражданами через систему электронных голосований и механизмы обратной связи. Обратная связь достигается посредством возможности для избирателя в любой момент отозвать свой голос, учитываемый в системе электронного голосования, и передать его другому кандидату в случае несогласия с поведением своего уполномоченного; мы называем это принципом подвижности выбора. Два других основополагающих принципа облачной демократии – это матричное делегирование (т. е. возможность выбрать нескольких представителей – разных по разным вопросам) и «принудительная честность» (т. е. необходимость раскрывать все больше достоверной информации о себе по мере увеличения степени участия в политической жизни).

В ситуации с выборами в КС из всей описанной выше теории была – впервые в России – опробована на практике только часть схемы. Самая, пожалуй, простая, но в каком-то смысле ключевая ее часть.

Когда мы опубликовали свою книгу, нам снова и снова говорили, что жители России, во-первых, не способны разобраться в электронном голосовании и, во-вторых, не готовы жертвовать своей анонимностью и подтверждать свою личность для того, чтобы проголосовать. Прошедшие выборы развеяли сомнения полностью. Почти 100 000 подтвердивших свою личность избирателей и 82 000 участников голосования – это очень представительный и солидный тест для системы, социологическое исследование таких масштабов, в каких ранее они никогда не проводились.

Характерно, что на фоне публичных заявлений некоторых представителей российской элиты о том, что они не смогли зарегистрироваться или проголосовать из-за сложности системы, тысячи тех самых обычных людей, от имени которых нас попрекали, вполне разобрались в ситуации. По свидетельству волонтеров, работавших в выборных комиссиях, на участки приходили и пожилые люди (достоверно известно об успешном голосовании избирательницы 1918 года рождения), которые оказывались информированными и о ходе голосования, и о его технологии. Косвенным доказательством нашей правоты относительно возможностей и способностей основной части населения России решать важные вопросы через интернет стало, как ни странно, и организованное голосование участников пирамиды МММ. Пока российские элиты убеждают сами себя, что «простые люди» не смогут разобраться в тонкостях интернет-технологий, десятки тысяч людей уже разобрались, только, к сожалению, их готовность вести деятельность в интернете используется мошенниками и аферистами.

Еще более очевидным можно считать другой тезис: организация интернет-голосования в масштабах России – не такое уж сложное дело, если эту проблему в короткие сроки и за небольшие деньги смогли решить частные лица. Весь проект по подготовке выборов занял 2,5 месяца, а совокупный его бюджет составил около 3,5 млн руб.

Вспомним, что только одни камеры на федеральных выборах 2012 г. стоили 15 млрд руб., или 150 руб. в расчете на одного зарегистрированного избирателя, или 300 руб. на проголосовавшего. Для более полного сравнения: в бюджет Екатеринбурга на проведение муниципальных выборов в 2013 г. заложено 113 млн руб., или 110 руб. на одного избирателя, или 400–500 руб. на проголосовавшего. Бюджет выборов КС составил 20 руб. на одного зарегистрированного избирателя, или 40 руб. на проголосовавшего.

При этом вся инфраструктура создавалась с нуля (на федеральных и муниципальных выборах она есть!) и в условиях серьезного противодействия со стороны государства, что вынуждало закладывать дополнительные резервы и меры защиты.

Если еще учесть, что именно государство (через аффилированные с ним структуры) стало главным создателем помех для нормального голосования, то ситуация окончательно проясняется: если бы организацией защищенного, честного электронного голосования занималось государство, в хорошем смысле слова используя все имеющиеся у него ресурсы, то выборы через интернет могли бы стать реальностью в России уже сегодня. Другое дело, что прозрачное на всех уровнях волеизъявление граждан нынешнему государству не нужно – просто потому, что значительно сузится пространство для манипуляций.

Успешное проведение выборов доказало и другой тезис, о котором мы много говорили. В условиях авторитарного общества именно онлайновая деятельность остается единственной возможностью координировать усилия значительного числа людей по всей стране. Представить себе успешное проведение всероссийского голосования по выборам оппозиционного органа в офлайне трудно: слишком много было бы возможностей сорвать процесс элементарными административными мероприятиями.

Успех проекта по организации выборов несомненен, но до полноценной облачной демократии нам еще очень далеко. Фактически пока что реализован на практике только один из ее механизмов – «принудительная честность». Избирателям пришлось пройти через весьма строгие процедуры подтверждения личности, для того чтобы принцип «один человек – один голос» стал реальностью. Мы исходно выставили предельно жесткие требования к процедуре верификации, потому что мы понимаем политический и социологический смысл голосования даже небольшой группы реальных людей, а вот при голосовании людей вместе с ботами и виртуалами смысл был бы утрачен полностью. Избиратели, регистрируясь и подтверждая личность, совершали серьезный (и для многих из них непростой) гражданский поступок, но именно сумма этих поступков и определяет ценность итогового результата. То, что далось даром, – не ценится.

Благодаря отказу от анонимности мы узнали, что противопоставить гражданской активности власть может только немногочисленный и довольно убогий фан-клуб Мавроди (провокации против выборов шли с нескольких сторон, но относительно успешной оказалась лишь история с массовой регистрацией участников системы МММ, которые, солидарно голосуя, попытались исказить результаты волеизъявления граждан). Перенос политической борьбы на интернет-площадки дал именно тот эффект, который и ожидался: случайные люди и откровенные фрики в большинстве своем отсеялись, но при этом несколько интересных и немедийных персонажей смогли обойти более раскрученных политиков.

При этом было развеяно несколько популярных социологических мифов. Москва и регионы проголосовали одинаково: если бы КС был избран только по результатам голосования москвичей или только по результатам голосования «замкадья», его состав не отличался бы ни на одного человека! Более того, минимальна разница и в голосовании «онлайна» и «офлайна», несмотря на очевидные различия в возрастном составе избирателей этих двух категорий. Оказывается, в протестном движении нет столь серьезных противоречий, о которых принято было рассуждать, а, следовательно, легче будет решать задачу его консолидации.

Итак, протестирован один элемент облачной демократии в реальных условиях. Что дальше? Ответ очевиден: развивать успех. Следующий кандидат на тестирование – это принцип подвижности выбора, живой обратной связи кандидатов со своими избирателями. В самом деле, основным итогом выборов в КС на сегодняшний день является даже не столько избранный состав КС (ему еще предстоит доказать свою эффективность и работоспособность), сколько существующий массив верифицированных избирателей и созданная программная среда, которая позволяет оперативно и достоверно получать срезы их мнения. Через избирателей можно теперь без каких-либо дополнительных затрат «прогонять» все резонансные решения КС, обсуждать их на площадке «Демократия2», формировать и выдвигать альтернативные решения.

Исходя из этого, считаем важным продолжить работу по верификации избирателей, расширяя тем самым электоральную базу и легитимность избранного КС, проводить с использованием созданных механизмов выборы в региональные координационные советы (спрос на такие структуры существует как со стороны избирателей, так и со стороны региональных политиков) и, главное, регулярно получать от избирателей КС обратную связь.

Оказывается, облачная демократия – это вовсе не дело далекого будущего.

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать