Федор Крашенинников

Почему страна не празднует путинский юбилей

Непонятно, каким образом из-за одного слова в Конституции один и тот же человек уже 20 лет руководит Россией

Безответное послание президента

Россияне не ответили на послание мгновенным ростом одобрения – и не факт, что ответят потом

Технология стресса для власти

Новая тактика работы на выборах Алексея Навального — это «окно возможностей»

Что выше – государство или спецслужбы

Саудовские лидеры формально отреклись от убийц Хашкоджи из спецслужб, российская же власть сама воспринимает себя как их часть

Великая октябрьская конспирология

Концепции заговора удобны и в 1917 году, и сто лет спустя

Самовыдвижение и народность

Путин перепробовал все и вернулся к тому, с чего начинал

Охрана России и поиски корня бед

Блокировка Telegram никому не поможет и ничего не изменит

Власть и молодежь: нелюбовь

Власть не знает, как и о чем говорить с теми, кто вышел на антикоррупционные митинги

Июньские вопросы

Переосмысление Дня России

Политизируй это

Любое рассуждение о неполитических протестах – самообман или игра в интересах власти

Битва поколений

Лояльные управленцы проиграют компетентным протестующим

Зачем власти Церковь

Возможности влияния РПЦ на общество сильно преувеличены

Письмо читателя из Екатеринбурга

Политолог Федор Крашенинников разбирает интервью свердловского губернатора Евгения Куйвашева

Политика наизнанку

Политолог Федор Крашенинников о том, как Кремлю удалось полностью подменить внутреннюю политику международной проблематикой

Федор Крашенинников: По тонкому льду

Федор Крашенинников: В чужом монастыре

Федор Крашенинников: Оппозиция в поисках идеала

Федор Крашенинников: Ликвидация местного самоуправления

Федор Крашенинников: Национализм маргинализирован и обезврежен

Федор Крашенинников: Регионы без защиты